Patrouille de Glaciers 2018: незабываемый friday night в стиле милитари

Мечты сбываются, хоть и не сразу.

TRILIFE.RU
1571
0
2018-04-29T23:01:36+03:00
960 679

Когда четыре года назад я начал заниматься лыжным альпинизмом, Большая Цель была определена сразу – Patrouille de Glaciers (в переводе с французского – Ледниковый Патруль), легендарное соревнование, впервые организованное швейцарской армией в 1943 году в качестве испытания своих горных частей. В своей презентации гонка описывает себя просто: самое тяжелое командное соревнование в мире. Не знаю, так ли это, но в мире лыжного альпинизма равной ей по длине нет даже близко. Высокогорная трасса из Церматта в Вербье проходит через ледники и многочисленные перевалы, протяженность гонки превышает 60 горизонтальных километров, а вертикальный подъем превышает 4000 метров. В горах это очень много. Когда швейцарская армия впервые организовала это испытание, прохождение занимало 4 дня без остановки. К сожалению, на третий год проведения этих соревнований случилась трагедия: из за плохой видимостинесколько патрулей провалились в ледниковые трещины и погибли. Гонку запретили, и только почти 40 лет спустя, в 1984 году, она была возрождена благодаря настойчивости энтузиастов и под патронажем армии (обеспечивающей безопасность трассы), и с тех пор проводится каждые два года. 

Швейцарцы относятся к PDG очень трепетно. Несмотря на то, что на каждое соревнование бюджет тратит на обеспечение безопасности спортсменов 7 млн франков, и левые партии несколько раз ставили вопрос об отмене гонки на всенародное голосование, соревнование крайне популярно. Очень многие даже далекие от спорта люди досконально знают трассу и разбираются в нюансах ее прохождения. 

Изначально испытание было открыто только для действующих военнослужащих горных частей (причем неважно какой страны), но с относительно недавнего времени определенное количество стартовых мест (около трети) доступно и для спортсменов. Количество заявок растет с каждым годом, и несмотря на то, что гонка теперь проводится в два приема (в ночь на четверг и на субботу), выйти на старт среди примерно 1600 стартующих патрулей гражданскому человеку очень непросто. Отбор на основании имеющегося опыта производит командование PDG и лично полковник Макс Контессе, который руководил гонкой последние 30 лет и в этом году выходит в отставку к большому сожалению всех участников.  

Наш «патруль» был сформирован еще в 2016 году, и за «командира» в нем был мой друг, высокогорный гид и большой энтузиаст лыжного альпинизма француз Николя. Мы с моим другом Алексеем с точки зрения командования шли к нему довеском, и прошли отбор только благодаря тому, что Николя делал Патруль уже три раза, и довольно известен в узком мире горного альпинизма как быстрый и опытный гонщик. Но некоторым мечтам не суждено сбываются с первого раза. К сожалению, два года назад непосредственно перед стартом нашей группы на трассу сошла большая лавина, и старт был отменен. Командование повело себя корректно и предоставило несостоявшимся финишерам 2016 года приоритет в регистрации на PDG 2018. И вот, два года спустя, наш патруль, поднабравшийся за два года боевого опыта (в том числе и на Pierra Menta), снова в Церматте. 

Тщательная проверка оборудования на регистрации (особенно тщательно проверяется веревка, лавинный датчик, лопата  и почему-то ледоруб), строгий брифинг в милитари стилистике с генералитетом, кантональным президентом и епископом, заверения директора, что гонка таки состоится (встречено бурными и продолжительными аплодисментами, так как из-за аномально теплой погоды опять поползли слухи об отмене или как минимум урезании маршрута), финальный ужин, еще одна проверка оборудования на старте, и вот в 11 вечера мы уже в стартовой толпе. Полное отсутствие нервов и предстартового напряжения: все знают, что в ближайшие 10-16 часов будет очень тяжело, но самый большой риск отмены соревнований кажется миновал, погода идеальная и все в предвкушении одного из интереснейших приключений своей жизни. Атмосфера в городе замечательная – каждый час в сторону темного силуэта Маттерхорна отправляется очередная волна спортсменов, и все улицы полны провожающими. Бежим через толпу людей, выбегаем из города и очень скоро (намного быстрее чем обычно, из-за большого количества снега в этом году) добегаем до начала снежного покрытия, где нужно встать на лыжи. Николя на радостях глубоко режет себе руку кантом лыжи, но даже сильное кровотечение не портит ему настроения. 

Преодолеваем первые 1000 вертикальных метров в бодром темпе и доходим до ледника. Дальше надо идти в обвязке – на каждый патруль приходится 20 метров веревки, и с учетом узости трассы и возрастающей сложности рельефа продвижение становится более медленным. Свои и чужие веревки путаются под ногами и патрули начинают конкурировать за  место на крутом склоне. Я в нашей связке иду первым, и мне надо постоянно принимать решения, ускоряться и пытаться ли обгонять очередной патруль или набраться терпения и экономить силы. Чаще выбирается первый вариант, и в веревке и команде начинает чувствоваться напряжение. В какой то момент трасса становится такой скользкой и крутой, что я принимаю решение снять лыжи и идти пешком, что  позволяет нам переходить из колеи в колею, просачиваться через другие экипажи и конечном счете экономить силы и время. Через четыре часа после старта мы достигаем самой высокой точки гонки – Tete Blanche, 3670 метров. Здесь ветрено, и впервые за всю гонку в тонком гоночном костюме на голое тело становится очень холодно. Мы как можно быстрее пытаемся пройти через чекпойнт и начать спуск, но дотошный военный устраивает нам интервью на предмет проверки нашей вменяемости (это стандартная процедура). Многие патрули из предыдущих волн здесь утепляются и пьют чай из походной кухни, поэтому на маленьком пятачке тесно. Ехать вниз тоже надо в связке, и это является самым технически сложным командным элементом гонки, так как веревка постоянно запутывается и попадает в лыжи, и ритм должен быть очень ровным, что не всегда возможно на разбитом снегу в полной темноте. В целом проходим этот этап почти без падений, и вот уже очередной освещенный чекпойнт, где солдаты разрешают нам снять веревку, что мы делаем с большим облегчением. Впереди длинный и технический спуск в Ароллу, где по случаю середины гонки большой пункт питания. Спуск ледяной и бугристый, и единственное что меня беспокоит – как бы на нем не сломать лыжу как в прошлом году на Pierra Menta. В половине четвертого утра мы в Аролле, здесь светло и шумно от большого количества встречающих людей – это единственное место на трассе где участников могут подкормить их болельщики. Спокойно едим кашу с бутербродами и продолжаем путь.        

1000 метровый подъем от Ароллы на перевал Riedmatten запомнился мне как крайне тяжелый. Очень крутая леденистая трасса была с трудом проходима на лыжах: скины проскальзывали, отнимая драгоценную энергию и нервы, люди падали и шли поперек склона. Далеко над нами в темноте маячила вереница огоньков, уходивших куда то сильно вверх – подъем воистину казался бесконечным. Где-то на востоке забрезжил рассвет, и стали проступать слоистые контуры гор. Ради этого фантастического вида стоило идти семь часов! В какой то момент лыжи пришлось снять, и мы начали лезть в длиннющий вертикальный перевал в двух колеях. Тут нас начали догонять и обгонять самые быстрые участники гонки, стартовая волна которых была через два часа после нашей. Они молча распихивали нас в стороны в глубокий снег, и это было довольно неприятно. Но мы все их прекрасно понимали и старались не обижаться и подбадривать их, ведь для них на кону призовые, и им не до видов и любезностей. За перевалом нас ждал сюрприз – спускаться вниз надо было по скале на веревке и спиной вперед. Но к счастью, к тому времени было уже довольно светло, и по крайней мере мы видели куда ставить ноги. 

Короткий проезд на лыжах, немного конькового шага – и вот мы уже у большого высокогорного озера La Barma плотиной, которое нам предстоит обогнуть траверсом по склону. По словам Николя, это самый тяжелый участок, где нужно сделать непростой выбор – либо медленно и консервативно идти в скинах, либо пытаться ехать приставным шагом траверсом по крутой бугристой горе, что намного быстрее, но очень суетно и энергозатратно. Пробуем первый вариант, но это мучительно медленно, и мы переходим на второй вариант и экономим тем самым минут двадцать. 

В какой то момент мы должны пересечь большую ледяную лавину, которую можно либо перейти пешком, либо попытаться лихо проскочить по узкому ледяному перешейку шириной в метр с отвесным каменным склоном с другой стороны. Усталый мозг склонен к шорткатам и неоправданному риску, и я уже выхожу на пижонский маневр, но тут на моих глазах спортсмен, делающий попытку прямо передо мной, падает на льду и летит вниз по камням. К счастью, он быстро останавливается, но его лыжа улетает далеко вниз к плотине, и скорее всего его гонка на этом заканчивается. Пример отрезвляющий, я стыдливо возвращаюсь в строй пешеходов, под одобряющие кивки Николя. 

Впереди два последних больших перевала. Уже полвосьмого утра, солнце вышло, и несмотря на то, что мы находимся выше 3000 метров, становится очень жарко. В горах идет «движуха» - кричащие и оглушительно звенящие в cowbellsболельщики облепили склон и все перевалы, небо рассекают военные и гражданские вертолеты, патрулей на трассе становится очень много, так как мы догнали хвост гонки Аролла-Вербье («половинка», которая стартовала чуть раньше, чем мы достигли Ароллы). Останавливаемся на пункте питания (армейская походная кухня работает на любой высоте и в любое время суток), пополняем резервы и бросаемся вниз к подножью последнего перевалу. По сравнению с предыдущим он очень короткий, и вот мы уже на финишной прямой в Вербье – правда, выясняется, что сначала мы должны пересечь весь горный массив по гребню по практически плоской трассе, что отнимает немало времени и сил. Наконец спускаемся в город и последний километр гонки бежим по асфальту центральной улицы в толпе болельщиков. Ощущение полного счастья, вполне сравнимое с чувствами на финишной прямой Ali’iDrive. Время первого за всю историю соревнований российского патруля - ровно 10 часов с небольшими секундами. Никаких стертых ступней, убитых мышц и прочих «радостей» трейла. Только счастье от пережитого долгого, сложного, но невероятно интересного горного приключения длинной в четыре года. И твердая уверенность в том, что обязательно сделаю это снова.

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи, пожалуйста, авторизуйтесь