8й круг (Мой CELTMAN 2016)

Не пытайтесь повторить. И я не буду

TRILIFE.RU
3686
4
2016-07-04T16:22:00+03:00
526 526
Отчет к событию «CELTMAN»
Долго я не хотел это публиковать. Но потом подумал: Гонки бывают разные, значит разными должны быть и отчеты. Бывают восторженные, эмоциональные, интересные, а бывают и такие...

8‑й круг


Предисловие:
В жизни нужно попробовать все. Но лично для меня есть исключения. Некоторые из них это героин, тюрьма, заправить одеяло в пододеяльник и, с недавнего времени, Кельтман.
Всю ту скудную информацию, что вы найдёте на их страничке, сопоставить с реальностью, что ожидает там - противозаконно. И любая попытка должна караться по всей строгости закона.
Да. Вам обещают плавание в холодной воде с медузами, но знайте, они лукавят, играют словами. На Кельтмане Вас ожидает плавание в медузах с холодной водой. Вам разрешат перчатки, поэтому медузы сожгут только Ваше, итак, обглоданное комарами, лицо.
Вам будут обещать велоэтап, длинною в 203 километра с затяжными подъемами, в общей сложности около 2000 метров и встречным ветром. Но Вам не расскажут про качество покрытия, про ужасные, зубодробительные cattle grids, и про то что это будут самые нудные и длинные 203 километра в Вашей жизни.
Если Вы "крутой перец" Вам будут обещать трейл с подъемом на гору с умопомрачительными видами, но никто не расскажет Вам о том, что это гораздо ближе к альпинизму, болдерингу, где, после всего проделанного, Вы рискуете расстаться с рассудком и собственной жизнью.


Впрочем, обо всем по порядку...


Кельтман начался для меня чуть раньше, чем для всех остальных. Спланировав логистику до эпицентра событий так, чтобы переночевать в Риге и спокойно вылететь в Глазго, уже в самолёте, я понял, что забыл ключи от своего дома, где лежал весь мой спортивный скарб. Изрядно промокнув под 9 градусным дождем, я все-таки в 3 часа ночи проник в дом, и в секунду потерял сознание, так как за ночь до этого не спал ни минуты.
Разумеется я простыл, проспал, кое-как собрался, забыв кучу всего необходимого и несмотря на предпраздничные пробки чудом успел в аэропорт, где встретился со своей командой поддержки: Юрисом и Сергеем.
Прилетев в пустой аэропорт Глазго, мы быстро получили багаж, и машину в прокате, где я пожадничал 100 фунтов на полную страховку, о чем сильно пожалел позже...

Уже затемно, по истечении 5 часов, мы наконец таки добрались до Торридона - деревни где должна была происходить регистрация, а в последствии и финиш, несколько раз чуть не сбив оленей и шерстяных овец. В какие-то моменты мы не верили навигации, так как складывалось ощущение, что мы едем по чьим-то дворам. Однополосная дорога, шириной в 1 машину, с утрамбованным мелким гравийным покрытием вместо асфальта, не вселяла в меня уверенность ни как в водителя, ни как в будущего Кельтмана.

Заселившись в свои покои, настоящего 200 летнего замка я моментально уснул, а ребята уехали в свою гостиницу, за 30 километров, так как ближе уже все было раскуплено. Приехав туда, не найдя никого ни в лобби, ни в офисе Юрис и Сергей расположились прямо в холле гостиницы на английских кожаных диванах и тоже заснули, ровно до того момента, как не вернулась хозяйка и устроила истерику, ведь такого вопиющего случая, ни то что окрестность, вся Шотландия не знала много веков. Уговорив её не вызывать телевидение и конный отряд полиции из Абердина ребята разрулили этот криминальный прецедент и таки заселились в положенный им номер.

43b6cacaf50e7fd98f55f79ad76e8a3f.jpg

Отдельно хочется обратить Ваше внимание на северо-западный регион Шотландии, да и на страну в целом. В Шотландии 4 города. Честно. Только 4. Остальное это красивый, сказочный лес на камнях, с корнями наружу, тысячи озёр, которые здесь называются loch, горы всех оттенков зеленого, овцы, мохнатые коровы, олени и комары. Есть ещё какое-то количество деревень, вроде той куда мы приехали. В ней есть магазин, ресторан и, кажется, шиномонтаж - в одном помещении, 2 красных телефонных будки и дворец пионеров, в котором и происходила регистрация с экспо, торгующее 4мя наименованиями.

Проболтавшись первых пол дня в прогулках по лесу и озеру, изрядно накормивши комаров, мы пришли на регистрацию и искренне удивились строгости проверки вещей "на гору" уже там. Получив номер, встретившись и пообщавшись с русскими коллегами по несчастью, мы, на удивление вкусно поужинали, и закончили этот бесполезный день.

71dfa8c6951c07af3751764426b8bb21.jpg

В пятницу меня ожидали 2 короткие втягивающие тренировки + я ещё все-таки уговорил своего тренера пустить меня хотя бы чуть-чуть поплавать, для того чтобы протестировать плавание в перчатках.

24f008fc5caeb906d9386b03a1944ada.jpg

Проплыв буквально 200 метров и 2000 медуз я понял, что плыть можно, вылез обратно и стал переодеваться, чтобы проехать 30 минут на велосипеде. Общаясь втроём мы с ребятами вдруг услышали латышскую речь, и какого же было наше удивление, когда увидели тонкую хрупкую девочку Карину, ныне проживающую в Швеции, которая собиралась пройти завтра Кельтман, как свою первую длинную дистанцию, и по нашему глубокому убеждению, первую триатлонную гонку в жизни. (Разумеется на следующий день ее сняли уже с вело-этапа).

Оседлав своего красного коня, я умчался в сторону своей гостиницы и ровно через 8 километров, на скорости 60+, со спуска, налетел на маленький камушек и услышал до боли знакомый, сначала шипящий, а потом хлюпающий звук пробитого колеса. Чуть не уронив будущего Кельтмана, я остановился и, попытался начать шиномонтаж. Новый деревянный клинчер и отсутствие лопаток отняли у меня 2 больших пальца, которые я стёр до крови, и минут 20 времени. В результате через пол часа, с помощью приехавших Юриса и Сергея, мы втроем все-таки поменяли камеру и я поехал дальше. Ровно на 500 метров, так как потом история повторилась - я опять пробил колесо.

c8f6929fd34fc8103bef9abd3f8aefe9.jpg

Ситуация уже перестала быть смешной. У меня больше не осталось запасок, а завтра мне предстояло проехать более 200км по этим дорогам, да и перспектива каждый раз втроем снимать и одевать покрышку, тратя на это по 20 минут, пугала ещё больше. Доехав до "экспо" я схватив единственную камеру, которая непонятно как там оказалась, и попытавшись вкрутить в неё удлинитель для своих широкопрофильных колес, испортил и её! Кельтман был под угрозой...


b22476cf3b815b8d96fa67990737018c.jpg

Назло местным Богам, вдруг откуда ни возьмись появился байк мастер, приехавший на гружённом всяким полезным хламом автобусике, у которого я выкупил оптом все имеющиеся камеры и заставил его лично заменить мне её, проверив полностью колесо. При наличии тяжелого инструмента (лопатками он справиться просто не мог), потратив минут 15, он порвал мне ещё 1 камеру, предложил пиво и заверил что все в порядке.

dd559efff6198d0d37fd5299ef8f109b.jpg

От удара по голове разводным ключом механика спасли Сергей с Юрисом, которые в куче скарба увидели новенькие покрышки кои я сразу же реквизировал и в 6й раз, за последние 2 часа, поменяв клинчер уехал прокатить, хотя бы 5 километров, для того чтобы хоть чуточку вселить в себя уверенность в завтрашнем дне. Не помогло. Хотя колес я больше не пробивал вдруг за несколько секунд, пошёл ливень стеной, а потом и град. Полностью промокнув, я все ещё больше засомневался в предстоящем аттракционе.

Не знаю зачем и почему я это сделал, но за ужином, где я должен был загрузиться углеводами, помимо традиционной пасты, я заказал себе какую-то брускетту на шотландский манер. Допускаю что именно она не дала мне спать ни секунды всю следующую ночь, и заставляла каждые 10 минут бегать в туалет. Я отравился. Хорошо так отравился. Тщетно пытаясь восстановить потерю электролитного баланса регидроном, я вяло дотянул до 2 ночи, когда нужно было уже вставать и идти на завтрак. Ведь в 3:00 открывалась транзитка. Живот ещё выкручивало, но я уже не был так сильно привязан к санузлу, поэтому в 2.45 мы с моей командой погрузили все оборудование в машину и уехали в Шидальг, где должен был начаться этот бесконечный пластилиновый день.

Суббота по Кельтски.


Расставив все в т1, 10 раз проговорив и отработав все необходимые действия со своей командой, я натянул на себя несколько слоёв неопреновой кожи и вместе с Максом, Юрой и Димой и ещё двумя сотнями таких же сумасшедших загрузился в автобус, чтобы уехать на место старта. Какое-то время я долго не мог уложить в голове новую картинку, ведь не каждый день я езжу в автобусе, битком набитым людьми в гидрокостюмах, и неопреновых шапочках, которые ведут непринужденные беседы друг с другом.

Подозрительно много проехав, мы добрались до той самой поляны, где все должно было начинаться. Только сейчас я понимаю, что это и есть суть Кельтмана. На поле, полностью усыпанным коровьим дерьмом горят факелы, у которых пытаются согреться все эти несчастные, в аккурат как бомжи в американских фильмах у горящих бочек с мусором. Зачем они здесь? Что им не хватает в жизни? И даже если чего-то не хватает, зачем ехать для этого сюда? Миллионы москитов выгрызают открытые части тела, а люди тщетно пытаются улыбаться, перетаптывая навоз, как будто это не им предстоит залезть в 11 градусную субстанцию на пополам смешанную с медузами. Ладно они, но почему здесь ты? Никакой паники, просто унылое недопонимание собственного я, от чего меня отвлекают товарищи и один из директоров гонки, который всех зовёт фотографироваться на фоне огромного горящего толи кельтского узора, толи медузы, толи коровьей лепешки. Сидя в какашках, мы все улыбались объективу и всячески демонстрировали боевой дух, хотя лично у меня мысли на тот момент сильно побледнели, уступив место какой-то вязкой пустоте и рефлексам.

Над головой жужжит дрон, которому кто-то махает и что-то кричит. Мы все медленно заходим в эту холодную пустоту, которая потихонечку начинает проникать под неопрен и сжимать мозг. Идти сложно: скользкие, зеленые водоросли плотно обволокли круглые камни. Никакого ощущения праздника, или страха, просто понимание, того, что вот сейчас я полностью окунусь в этот ледяной бред, а дальше надо будет как-то пережить следующий час, или больше.

Минут 10 проболтавшись в невесомости, без выстрела пушки, или горна, а просто потому что кто-то что-то сказал мы поплыли в сторону первого острова.
Дышать уже не тяжело, диафрагма привыкла и начинает работать все шире, и ты уже можешь переходить в свой обычный режим дыхания. Периодически плыву в пузырьках у кого-то, судя по нежным поглаживаниям моих ног, кто-то плывёт у меня. Чувство времени отмерзло, но по ощущениям я до сих пор держусь в первой пачке. Проплыв первый остров и поняв тщетность попыток ориентирования в тумане, что стелится над водой, я, по привычке заблуждаюсь и уплываю метров на 100 вправо. Ладно, не беда, выплываю обратно на курс и упускаю первую группу. Дальше сам. Только я. И медузы. Они везде. Большие. Маленькие. Их много. Очень много. В какие-то моменты, когда ты наплываешь на "гнезда", ты понимаешь, что их гораздо больше чем самой воды. Своими соплями они обжигают твоё лицо, но то ли это безалкогольные медузы, то ли помогает чудо крем, которым я намазался - их следы перестаёшь чувствовать достаточно быстро.

Проплыв второй остров ты уже видишь и слышишь финиш. На берегу горят те самые факелы, специальные люди бьют по барабанам и дуют в меха волынок. Осталось чуть-чуть, и вот ты начинаешь цеплять руками скользкие камни. Из-за бессонной ночи в Риге, я забыл затычки в уши, о которых жалею сейчас, и вазелин, о котором я буду жалеть ещё долго. Холодная вода проникла в уши, и вестибюлярный аппарат вышел из строя. Удерживать вертикальное положение, становиться невыполнимой задачей, благо волонтеры тебя передают из рук в руки, до рук Сергея, который удерживая меня под плечо бежит к моему месту в т1. Картинка пока не четкая, звук тоже глухой и отдаётся эхом где-то глубоко в мозгу. Тем не менее, я понимаю, что велосипедов ещё много, а находящийся рядом Юрис, кричит что я молодец и проплыл за 52 минуты.

Задача у Сергея непростая. Нужно меня раздеть, насухо вытереть и заново одеть, это учитывая что я, с нарушенной крупной моторикой не могу ему помочь никак. Более того, как только он убирает от меня руки, для того чтобы что-то достать, я начинаю падать.

Очнулся я уже на велосипеде, при подъёме в первую горку. Дальше я сам по себе, так как первые 50 километров поддержка запрещена, ввиду того что дорога по которой мы едем, чуть больше ширины автомобиля. Врабатываюсь, на ходу пытаюсь перенастроить свой компьютер, и трясущимися руками выставляю только одно поле - средний каденс. Дальше Гармин зависает, а от перспективы следующие 200 километров глядеть на одну цифру 84, мне хочется завыть. Через какое-то время все-таки побеждаю технику и дальше уже работаю в промежутке, установленной тренером мощности. Отогреваюсь, на мне трисьют, вело кофта и перчатки. Идеальное сочетание, для таких погодных условий. После 11 обещают ливень, но это ещё не скоро, а сейчас задача - проехать больше.

Первые 2 часа еду с неплохой средней скоростью, работая на нижней границе заданной мощности. Это радует, так как для себя я выставлял плохой план проехать вело этап за 7.30, для того чтобы вписаться в лимит голубых маек. Проплыл я быстрее запланированного часа, теперь понимаю, что если все пойдёт так, то сделаю запас по времени и на велосипеде.

Началась зона поддержки. Каждый час Сергей с Юрисом суют мне в карман 3 геля и меняют фляги жуткой бодяги по специальному рецепту, пью только её. Не жарко, бодяга невкусная, поэтому water management на вело этапе прошёл на ура. Ни разу не захотелось в туалет. На 3‑м часу начинаются судороги, вслух проклинаю брускетту, повара, его родителей и акушера. Со временем игнорировать судороги становиться все сложнее и сложнее, и мне приходится чуть сбавить мощность, для того чтобы не скручивало сильнее.

Помимо своей команды периодически встречаю Иру - верную поддержку Макса, понимаю что он немного впереди. Ира каждый раз кричит что-то подбадривающее и предлагает помочь. Но у меня все отлично, кроме судорог. На 85 километре догоняю его, болтая едем с ним несколько километров, оба признаёмся друг другу, что уже как-то поднадоело, хотя нет ещё и половины. Макс притормаживает, для того чтобы взять что-то у Иры, я же уезжаю вперёд. И на следующие три с половиной часа попадаю в Лимбо: пространство, где минуты растянуты на годы, а километры на тысячи. Время замедляется. Нудно. Скучно. Пытаюсь отвлечься и подумать о чем-то, но голова заполнена чем-то вязким и неинтересным. К реальности возвращают только проклятые судороги, моментами схватывающие разные мышцы ног.

В какой-то момент из окна машины мои ребята говорят мне что я 24й. Я сначала не верю, а потом соглашаюсь. Но меня это вообще не радует, и не волнует. Мне все равно... Я вообще здесь не должен быть... Все что угодно, кроме этого... Мне скучно и ещё долго.

8fbc50d05709f9158688c28f0e95762f.jpg

140 километров, 150... Кто бы мог подумать, что между ними целая вечность? На таймере 5 с лишним часов. Но я помню, что последние 50 километров люди едут 2.5-3 часа. Ещё на брифинге нас предупреждали приберечь для них силы, так как встречный ветер высосет их полностью. 160 километров, странно, но средняя скорость по прежнему 31, а актуальная сильно выше. Ветер чувствуется, но это точно не тот, о котором предупреждали. 170... Я понимаю что приеду быстрее 7 часов, но и это меня не сильно чтобы радует. Вспоминая тот же Норсман, который я ехал почти на час больше, понимаю, что в голове он пролетел в 2 раза быстрее. В какой-то момент осознаю, что никогда не был за границей железной дистанции, что там за отметкой в 180 километров? 180! Ничего. Все тоже самое. Спина очередного визави на горизонте, холмы. Дорога. День сурка. Ещё 20 километров. Несмотря на протесты Сергея и Юриса отправляю их в т2, и мысленно засыпаю. Монотонный мир. Целая жизнь. Нудно. Иногда больно. Но больше нудно. На единственном светофоре обгоняю ещё 2‑х велосипедистов, одна из которых лидер по женщинам. Опять вывыливаюсь из реальности ровно до того момента, как не попадаю в пробку, которая и означает начало транзитки. Последний подъем, на маленькую поляну, где прямо на земле и расположилась т2. Народу мало. Юрис радостно кричит что я 21й, а Сергей, как с младенца стаскивает с меня вело туфли и надевает усыпанные тальком компрессионные гольфы и беговые кеды.

Последний рывок. Со мной решает бежать Юрис. 18 километров с затяжным подъемом в 300 метров до т2а, где и должна решиться судьба моего следующего маршрута и цвета моей майки. Но я уже там, и майка у меня синее пионерской ночи. Вело этап я закончил за 6.30 с чем-то. Поэтому эти 18 километров я могу хоть ползти, что мне и приходится сделать, когда на 2‑м километре я просто падаю от ощущения что мою малую приводящую мышцу вырвали калеными щипцами. Боль жуткая. Даже лежать больно. Что делать, как тянуть, непонятно. Все забыл. Потеряв минут 5 на месте и потом ещё столько же пешком мы пропускаем много народу вперёд. Плевать. Пусть бегут. Мне торопиться некуда. Чуть-чуть отпускает, решаю бежать, схватывает, идём опять. Бежим, я на грани, силы есть, но судороги... Добегаем до верха. Дальше только вниз и по равнине. Потихоньку ускоряемся. Медленно, но прихожу в норму, и выхожу на свой темп, Юрис следит за тем чтобы я пил и ел. Здесь уже пихаю в себя гели с кофеином, новый вкус, да и вставляет. Жить можно. Хоть и бежать по тропинкам и речкам это не то что мне очень нравиться. Хотя здесь мне уже ничего не нравиться. Выбегаем на асфальт, остались считанные километры. Вот за последним подъемом и есть та самая т2а, где по моему убеждению гонку я закончу, а дальше буду наслаждаться неспешной прогулкой в горах. Вбегаю, кричат немногочисленные болельщики. Сергей с радостными глазами бежит с нами к пункту регистрации, где меня поздравляют с 18м местом. Я выпиваю всю имеющуюся у них кока-колу, запихиваю в себя банан и иду фотографироваться перед тем как уйти в гору.

На следующие 6 часов мы прощаемся с Юрисом и уходим неспешным шагом в сторону вершины, которую не видно из-за облаков. Идти вверх больно. Опять судороги. Решаюсь на убийство повара, как только закончу этот день. Идём очень и очень медленно. Обгоняют все подряд. Решаю использовать треккинговые палки, которые мне заранее одолжил друг. Навороченные палки на магнитных защёлках, которые все время отстегиваются. Я матерюсь, мучаюсь, но зачем-то продолжаю идти с ними. Поднимаемся на первую вершину, откуда по нашему убеждению будет ещё один подъем и уже спуск. Там нас встречают спасатели, отмечают и отправляют на следующую. Впервые за сегодняшний день я радуюсь, ведь осталось чуть-чуть и все, вниз, домой. Вершина. Красиво играет, непонятно как туда попавший волынщик, нас встречают, поздравляют, угощают конфетками И... Отправляют на другую вершину со словами: "This is not that far as it looks from here". Идя по перемычке хочется сигануть вниз. Как же все надоело. Но вот она. Вот спасатель в красной куртке. Поздравляю! Good Job! Но теперь ребята идите вниз по следующей перемычке. АААА! Точно? Надо? Да! Надо! Но вы не волнуйтесь "This is not that far as it looks from here".... Идём. Доходим. На середине перемычки стоит вчерашний механик у которого я забрал все камеры и покрышки. Поздравляет, обнимает и говорит идти на следующую вершину, но вы не волнуйтесь: "This is not that far as it looks from here"... уже без слов и эмоций, смиренно, словно жертвы в сопровождении палачей мы двигаемся вперёд к эшафоту. И даже когда следующая вершина оказалась не последней, это не тронуло на ни на толику. "This is not that far as it looks from here"... Эмоциональный климакс...

91895ea911945779e0420a1f51df8c7a.jpg

Вершина. "Ураааа!" Кричат нам спасатели. "Да, да" вяло отвечаем мы. Вы 52е! Усвоив эту полезную информацию мы молча разворачиваемся и уходим. Почти сразу же решаем бежать, и соглашаемся, что это что-то новенькое и как-то "прикольно". Бежим вниз. До перемычки где дежурит вело-механик. Быстрее хочется домой. Но нас ждёт последнее потрясение за сегодня. Механик указывает нам на спуск вниз, который выглядит как почти отвесная, скала с природными каменными ступеньками. Позже по треку мы увидели что градиент там составлял 70-80 градусов. Ползти приходится лицом к скале, цепляясь руками за верхние выступы и в слепую ногами находя нижние. Разумеется на этом куске сконцентрированы несколько двоек. Прошло около 12 часов. Люди выжаты, обессилены, раскоординированы. Раза 2 мимо моей головы пролетают булыжники размером с арбуз. Появляется чувство страха. Почему в mountain kit организаторы не включили горный инструмент и как минимум каску? Я кричу вверх с просьбой поаккуратнее, но меня никто не слышит, или всем плевать на меня. Доползли, оказавшись посередине шотландской пустыни, без каких-либо отметок маршрута или тропы, мы начинаем штурмовать валуны размером с 3‑х этажные дома. Понимаем что заблудились. Жить не хочется. Вспомнили про карту, вот озеро, нам туда. Как добраться туда через эти каменные джунгли непонятно. Когда же конец? Мечтаю о ДНФ, но здесь без вариантов, все равно куда-то надо идти. Опять Лимбо. Выходим на каменную тропинку, очередной чекпоинт. Как же хочется домой. Начинаем бежать, все быстрее и быстрее. Шпарит солнце, останавливаемся, чтобы снять с себя лишние слои одетые на ветреной вершине. Жидкость на исходе, поэтому пьём из ручьев. Какая же вкусная эта вода. Про питание просто забываем. Не лезет ничего вообще. Бежим. Этот кусок совместный для голубых и белых маек, последние идут навстречу. У каждого встречного спрашиваем: сколько до асфальта? Показания разняться от 1.5 до 6 километров. По камням бежать совсем неудобно, постоянно спотыкаешься и подскальзываешься. Как же все надоело! Не радует ничего, ни близость финиша, ни обгоняемые соперники, ни неплохой для такой местности темп. В какой-то момент у Сергея открывается рюкзак, из которого высыпается все что там было, после чего падает он сам. Встаёт, продолжаем бежать. Уже потом понимаем что утерян телефон и трофейная шапка с Норсмана. На выходе на асфальт, спотыкаюсь я и под охи и ахи изумленной публики, которая там кого-то встречает, кубарём вкатываюсь на дорогу. Содрал руки, бежим дальше. Опять падает Сергей. Мы с ним уже 5 с половиной часов, толком ничего не ели, пару батончиков и 2 колы. Сами виноваты. Останавливаюсь, он махает мне рукой и кричит: "беги, я догоню" с этого момента сопровождение суппорта не обязательно. Дальше 9 километров асфальта. Шпарит солнце, я уже 15й час в пути, 2е суток без сна, в рюкзаке осталось совсем чуть-чуть жидкости и последний гель, который я в себя и выдавливаю. Темп 4.30, но чертовы cattle grids, каждый раз заставляют остановиться и пройти их пешком. Это такие рельсы в дороге с промежутком сантиметров 30 между ними, которые мешают скотине переходить на чужой участок, но ещё больше они мешают мне. Через 5 километров со мной равняется микроавтобус из которого мне радостно махает Сергей. Вылезает и начинает бежать рядом со мной. Спустя секунд 30 он спрашивает меня сколько же ещё до финиша, и узнав что ещё 4 километра, говорит: "нууунах", останавливается и обещает меня встретить уже на повороте в "город"


Приехали, начались галлюцинации. Сначала не могу понять, почему догнавший меня Сергей сидит за рулем чужой машины, потом из неё же выбегает с бутылкой изотоника, поит меня, и бежит обратно на водительское сидение, при этом машина продолжает медленно ехать за нами. Потом мне что-то неприятное и важное пытаются сказать овцы, но черт бы побрал этот шотландский английский! Я ничего не понимаю. Лица размером с автомобиль в каждом втором кусте смотрят на меня то ли с неодобрением, то ли с презрением.

Что я тут делаю?

d885db2466d36e748df74f42e8c6e5ae.jpg


Поворот на Торридон, где меня встречает Сергей и выкрикивая поздравления, вместе с другими ожидающими, радует меня новостью, что мы бежим не напрямую в город, а еще 2 километра крюк огородами. Забирает у меня рюкзак и бежит со мной. На этом промежутке, через пастбища и огороды, обгоняем еще троих участников. Я просто констатирую этот факт. Все те части мозга, что не отвечают за функцию двигательного аппарата атрофировались, даже зрение перешло в какой-то энергосберегающий режим, и не потому что обессилен физически, хотя и не без этого. А просто закончилось основное топливо необходимое для таких экспериментов - эмоции. Закончились давно. И уже достаточное время я нахожусь в бинарном режиме 1.0.1.0... Думаю именно так и доходят люди до суицида. Не интересно...

Финальный поворот. Там меня встречает Юрис и бежит со мной последние 500 метров и последний подъем. Вдруг откуда-то появляется второй Сергей, я поворачиваюсь чтобы высказать удивление Сергею который бежит со мной, а его нет, хотя я с ним только что разговаривал. Мескалин с ацетоном... Сергей даёт мне мой номер, который оторвался у меня часов 8 назад и я держа его в руке забегаю в надувную арку финиша под шум публики. Мне что-то говорят, а я ничего не слышу... Отдельные слова - просто звуки, не имеющие никакого смысла... Холодная бутылка пива в руке... 14:47... 35е место... Я Кельтман

4e0e1652430e93f8c6a97fa6f37bd2a6.jpg


Послесловие:

Читая отчеты товарищей, я понимаю, что опыт мой сугубо индивидуален, и я ни в коем случае не претендую на истину в последней инстанции. Я вышел на старт не спавшим несколько ночей, отравившемся, потерявшим все соли и минералы, со своими проблемами в голове, да и скорее всего день у меня вышел такой. Хотя чего это я? Конечно претендую. Это мой опыт. Моя история. Сравнивать эту гонку с Норсманом я не хочу. Несмотря на то, что и то и то является экстремальным триатлоном, это абсолютно разные вещи. Норсман великолепен, хотя местами и более сложен чем Кельтман. Норсман это нарядная, яркая сказка, в которую хочется вернуться с первой секунды после финиша. Кельтман это некролог, в непопулярной газете, который читаешь с пониманием тщетности бытия и никогда не перечитываешь снова.

Я прошу Вас не делать Кельтман, и, пожалуйста, не расценивайте это как лукавство или браваду. Я действительно так считаю. Я до сих пор не могу ответить сам себе на вопрос: "о чем же это было?" О преодолении себя? Но физически я не испытывал моментов где мне было экстремально плохо, мне просто было чуть плохо все время, постоянно. О том, что теперь я стал сильнее? Нет, однозначно нет. Скорее наоборот... Да. Теперь я знаю, что в течении 14 с половиной часов могу испытывать дискомфорт, боль и уныние. Но что это даёт? Я, действительно не могу найти ответ... Просто я вот так вот странно провёл 25 июня 2016го года, и этот день точно не будет самым интересным в моей жизни.

cbbcb7253e698803a87b217eb299b7fb.jpg


Спасибо,


Благодарность:
Как всегда, моей семье: За терпение. За понимание. За то что вы у меня есть!
Моему тренеру, Саше Жукову: мне сложно судить объективно, и я не знаю как у других, но в последнее время я стал обращать внимание на какую-то невидимую синхронизацию. И мне кажется что я уже обладаю большой частью этого огромного кладезя практической и теоретической информации, что есть у Саши. Спасибо тебе!
Моему тренеру, Маше Медведевой, за каждую из 53х минут! Как ты это делаешь я не знаю.
Моей команде поддержке, Юрису и Сергею. Неискушенному читателю не будет понятно и на сотую часть, насколько важны слаженные действия суппортов, и насколько это непростая задача поддерживать моё жизнеобеспечение на протяжении почти суток. От синей майки мне полагается максимум рукав. Остальное все ваше!
Проффесионалу своего дел, Жене Семеновой. Человек, который знает абсолютно все про питание, для таких ненормальных как я.
Лучшему байк-фиттеру, Жене Халилову. Можете ли Вы себе представить, проехать 200 километров на велосипеде и встать с таким же ощущением, как встаёшь со своей удобной кровати с утра?
Своим кельтским братьям, Максу, Диме, Юре и их командам поддержки, за то что разделили со мной этот странный день.


Ну и тебе читатель, если осилил до этого места

Читайте также

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи, пожалуйста, авторизуйтесь

20:46, 4 Июля 2016
Наикрутейший отчет! Детектив и триллер! Спасибо :)

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи, пожалуйста, авторизуйтесь

10:27, 5 Июля 2016
очень хороший слог!) а отчет просто великолепный

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи, пожалуйста, авторизуйтесь

15:50, 5 Июля 2016
Отличный отчет, "Dead Man" Джармуша напомнил.

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи, пожалуйста, авторизуйтесь