MDS. Глава 3, стартовая

Почему бег в Сахаре не сахар, как штрафуют за мусор в пустыне, когда в пустыне нужны санки, что такое пустынный дожор и зачем нужны смайлики на скалах?

TRILIFE.RU
641
0
2017-06-07T14:40:55+03:00
546 1250
Почему бег в Сахаре не сахар, как штрафуют за мусор в пустыне, когда в пустыне нужны санки, что такое пустынный дожор и зачем нужны смайлики на скалах?
Первая ночь прошла в комфорте, благодаря одолженному вчера у Джоэла костюму пекаря — невесомой, непродуваемой и белоснежной куртки, а также опущенному краю палатки, чтобы избавиться от сквозняков.


Несмотря на то, что это Сахара, и что здесь собрались люди с одной целью — пробежать 237 км, жить нам вместе целую неделю, а значит, впереди, помимо бега, быт, у которого есть свои правила. Например, готовка еды.Как это происходит? Кто прибегает первым, собирает ветки и колючки вокруг лагеря, остальные приносят камни, чтобы оборудовать костер.

Потом при помощи писем этот костер разжигается, и все тащат свои кастрюльки с водой. 15 минут, и у тебя литр кипятка. Хош — пей так, хош — заливай им сублиматы. Незамысловатая жизнь небольшого племени дикарей :)

Утром, пока народ натягивал носки, готовился к старту и паковал рюкзаки, берберы ловко собрали палатки. Старались они не зря — как оказалось, 2 кг еды сегодня никто не хочет тащить, поэтому она досталась им. Так сказать, работа за еду На первый этап я решил взять с собой солнечную панель и полный пауэрбанк.

Перед стартом нас загнали, как скот, в какие-то непонятные загоны. Мы не поняли, что это, но по факту эти загоны были цифрами “32” с высоты вертолетного полета (32-ой выпуск Marathon Des Sables). Такая вот традиция у гонки.

А кто тут меня найдет? Машем флагами и орём!

Подсказка:

Фотографируемся и уже идем строиться к стартовой арке. Забиваемся в коридор, как селедки, на джип забирается Патрик, и айда нас мотивировать.

Патрик дирижирует нашим тысячным хором — мы поем ежедневный бёздей именинникам. Спели и тут у всех мурашки по коже — зазвучал гимн Marathon Des Sables — Highway to Hell!
Ну представьте: вы в пустыне, AC/DC ревут киловаттами из колонок, вокруг летают вертолеты, поднимая пыль, а рядом тысяча людей орет, изображая рок-музыкантов! Ааааа!


Адреналин зашкаливает, звучит обратный отсчет, и вот он — Старт! Полетели!

Минут 10 спустя эмоции улеглись. Теперь и я могу подробно обдумать стратегию на сегодня.

Итак, бежим сегодня 30 км, горок мало, песка немного — нам дают возможность оценить пустыню и понять, куда это мы попали. Такая “песочница” первого дня.

Поэтому, вспоминая наставления тренера — Лени Швецова, решаю бежать медленно, на низком пульсе, и даю возможность всем торопыгам убиться на первом этапе. Держу пульс 150–155. Меня обгоняют, по ощущениям, все. Но собираю волю в кулак и не ускоряюсь.

Почему то я думал, что Сахара — это огромные горы из песка. Фигня. Сахара — это в первую очередь каменистые плато, потом жесткие, песчаные долины, потом горы, пересохшие реки и озера и только потом огромные песчаные дюны.

Я б даже назвал их редким явлением в Сахаре. Таким редким, что берберы водят своих детей, за хорошее настроение, посмотреть на дюны. Как в кино.
И вот мы забегаем на такое песчаное плато, и я, блин, понимаю, что бежать по нему не получится. Ноги вязнут в песке, и бег поднимает пульс до 170.
Энергетически это не выгодно, поэтому перехожу на шаг, пробуя ставить стопу на песок плашмя, не продавливая его ни пяткой, ни носком. Начинает получаться, и я даже пробую бежать, но… опять иду и матерюсь. А солнышко тем временем встает и становится жарковато.И… вода начинает заканчивается.

На горизонте появляется чекпоинт. Подбегаю, мою пластмаску дырявят, и спрашивают, сколько я хочу взять воды.


На чекпоинтах можно выбирать, сколько воды будешь брать — либо 1.5, либо 3 литра. НО. Если ты решаешь брать 3 литра — их придется тащить на своем горбу до следующего пункта. Потому что если выкинешь бутылку в пустыне — получишь штраф 1 час к общему результату за весь ультрамарафон. А если не возьмешь — воды может не хватить до следующего чекпоинта. А это чревато судорогами, перегревами и прочими прелестями. Вот и ломай голову каждый раз.

Хочу сразу сказать, что все шесть дней я брал с собой по минимуму. И иногда жалел об этом. Но не сегодня. Сегодня я финишировал в прекрасном расположении духа и ног.
В лагере меня ждала наша команда почти в полном сборе. Как оказалось, я прибежал 191-ым, средний темп был “еврейским” — 7:40.


Сварив риса с овощами, я принялся чинить свой флажок Молдовы, который гордо развевался над моей головой всю дорогу, и который я умудрился сломать на финише.
Т.к. инструментов у меня не было, я пошел искать запчасти по лагерю. Увидев, что я пытаюсь оторвать от забора кусок проволоки, меня окликнул водитель грузовика.
— Нид хелп? — вежливо поинтересовался он.
— Май флэг из капут, — мило улыбнулся я.

Дядька повертел в руках сломанное карбоновое “древко”, сделанное из удочки, и повел меня к своим. Долго обсуждая, как можно спасти национальную гордость Молдовы, они решили вставить внутрь гвоздь и замотать изолентой. Очень отзывчивые ребята. Пасиб.

Пока я возвращался в бивуак, выражение счастья на моем лице медленно сменялось на страдальческое.

Отельные тапочки были очень тонкими, и камни нещадно вгрызались в мои усталые стопы. Когда я дошел, у меня уже созрел план.

Я вооружился ножницами, с сожалением отрезал от коврика 15 сантиметров и соорудил себе, при помощи шнурка, ультра-легкие, модные и, главное, мягкие шлепанцы, в которых и проходил до конца гонки.
В лагере было заветное, почти святое место, где каждый день в пять часов вечера собирались толпы участников. Это стол с результатами каждого этапа.Я рассчитывал на 300 место, оказалось 191. Что ж, для начала неплохо, хотя наши ребята дали жару, Антон был 34, Пашка — 48, Влад — 66, и еще человек пять меня обогнали.

Вчера, увидев, как я тейпирую колени, наши ребята почему-то решили, что я гуру тейпов, и просили меня заклеить им ноги. Черт побери, приятно помочь друзьям, хотя я ничерта не смыслю в этих липких полосках ткани. Ну, кроме как спасти коленки от длинных нагрузок. Артем притащил свои тейпы, получил микрокурс по тейпингу и обклеенный пошел домой — в соседний бивуак.

А перед сном местный “почтальон” притащил нам письма. Мне передали пачку бумаги с мелким текстом. Палатка замолчала, тишину прерывал только шорох листов и иногда смешки.

Здесь, в пустыне, ты отрезан от внешнего мира, поэтому искренне удивляешься, что там, в тысячах километрах, есть люди, которые следят за тобой, болеют, гордятся и переживают.

И ты чувствуешь себя солдатом, который после боя отдыхает в траншее с товарищами и читаешь весточки из дома. Это нереально зажигает, и дает сил на следующий день.
Спасибо, друзья, за эти теплые, свеженапечатанные весточки с родины, которыми я согревал душу и завтрак.

Не знаю, как у вас, но мое утро всегда начинается с туалета. Если, конечно, намедни я не сожрал лоперамида перед гонкой. Вот и здесь, в пустыне, я просыпаюсь в 6 утра и первым делом бреду к одиноко стоящему клозету.

Устроен он очень просто — огороженный баннерной тканью квадратный метр пустыни, в центре которого стоит стул. В стуле — дырка, у тебя с собой целлофановый пакет — браун-бэг, или как мы его любя называем — шоколад-бэг. Их выдают на финише каждого этапа.

Итак: разворачиваешь пакет, натягиваешь, садишься, читаешь письма, встаешь, мнешь письма, просишь прощения у авторов, оскверняешь с задумчивым лицом, закрываешь пакет, снимаешь, выносишь, выбрасываешь в мусорку, облегченно вздыхаешь, идешь домой.


После завтрака, натягивая свои файфингерсы, я подумал, что возможно именно из-за них мои ноги целы и невредимы — удивительно элегантное решение — перчатка для ног.

За счет самостийности пальцев и толщины ткани трение кожи и намокание от пота исключаются. Ну а от песка защищают бахилы. Хотя у некоторых ребят из нашей команды уже появились первые проблемы с мозолями.
Завтракаем, собираем рюкзак, и, по традиции, мажемся солнцезащитным кремом. Мой вчера неожиданно кончился, поэтому спонсор сегодняшней замазки и мой спаситель — Ия.

Фотка размещена с любезного согласия Влада. Она многое рассказывает об атмосфере этой гонки. Даже не буду объяснять — и так все понятно Рассуждая об этом, отправляемся к старту.

Пока звучит бодрящая “Дорога в Ад”, прокручиваю в голове план. Итак, сегодня у нас по плану 39 км с дюнами и горой. Звучит обнадеживающе. План прежний — держать низкий пульс. Сегодня обещают, что жарить не будет +34 градуса. Отлично! За счет низкой влажности эта температура переносится терпимо, потому что пот мгновенно испаряется и забирает с собой тепло тела. А если еще и ветерок… Лепота!

И вот Старт. Бежим. Сегодня меня обгоняют уже реже, наверное, сказались вчерашние ускорения. Настроение прекрасное, погода замечательная, виды — чума! За всю гонку я насчитал десятка два совершенно разных пейзажей, и все они — Сахара. Удивительное место.

Бежится легче, чем вчера. Думаю, сказывается акклиматизация и неторопливый бег накануне. Сразу втыкаемся в песок. Небольшие дюны преодолеваем достаточно быстро. Спасибо адреналину.


Потом пошел ровный грунт с щебенкой и бежать стало проще..

На 20 км перекусываю изюмом. Вкус — изюмительный!

На длинные дистанции кроме гелей рекомендую брать сухофрукты, особенно кисленькие, типа клюквы. Они срабатывают не так быстро как гели, но и держатся дольше. Да и после этой жидкой пластмассы хочется пожевать что-то натуральное. Только если вы бежите на пульсе выше 165 , про изюм забудьте. Прожевать будет очень трудно — воздуха будет не хватать, дыхание собьется, ноги забьются, темп упадет — короче, не стоит.

Первые 30 км зашли сравнительно легко, на пульсе 150–152. Но тут удар под дых — часы приказали долго жить. Батарея неожиданно разрядилась и теперь придется бежать по ощущениям. Но бежать не пришлось. Начались Дюны.

Не зря я написал их с большой буквы. Потому что это реально огромные Дюны — каждая в длину 100 метров, а в высоту 10. Перехожу на шаг. Буксую, солнце палит, ветер стих вместе с моими мечтами о простом этапе. Матерюсь , заползая на очередную песчаную гору, и вижу впереди еще одну. Когда же вы кончитесь?!

Но все когда-то заканчивается — и вот передо мной вырастает горныймассив. Издалека вроде не высокий, но как же все обманчиво в пустыне…

Подбегаем и начинем карабкаться. Сначала пологий склон с утопленными в песок камнями, потом все круче и круче, и вот я обнаруживаю себя запыхавшимся и сидящим на камне.

Не могу идти — пульс зашкаливает. Вокруг никого — видимо страдаю не только я. Отдышавшись и глотнув воды, продолжаю лезть вверх, улыбаясь шутке организаторов, промаркировавших тяжелый горный этап смайликами на скалах. Наверное, хотели приободрить. А на самом деле, воспринималось как сердечки на стене газовой камеры.

И вот я наверху. Смотрю вниз — ручеек из ползущих на гору бегунов тянется до горизонта. Хорошо, что я уже тут. Но предстоит еще дорога вниз по камням, ломая ноги и сбивая ногти.

Вздыхаю, перебегаю через гребень и останавливаюсь, как вкопанный. Вот это сюрприз! Трехсотметровую гору с другой стороны замело песком. Всю. До верха! Вот это горка!

Вау, ну держитесь, ща вспомним детство! Где мои санки?

Я разбегаюсь и лечу вниз огромными пятиметровыми шагами. Ноги мягко уходят в песок, ветер хлещет в лицо, и я кричу от восторга.

Слетел, как пуля, и последние пару км ощущения полета не покидало меня… С таким задорным настроением я и финишировал 15 минут спустя.

Подойдя к бивуаку и по привычке подтролливая ребят, я попытался снять рюкзак, и вдруг резкая боль в спине заставила меня замереть в позе бегуна снимающего рюкзак. С трудом сняв амуницию, заполз на коврик и начал тихонько скулить, что естественно вызвало праведный гнев у соседей.

Влад вообще предложил обменять мою боль в спине на его боль в сердце — сегодня, сразу после финиша, его завернули на чекап. И заставили предъявить все, что должно быть в рюкзаке — от калорий до булавок. Но вот их-то они и не нашли. Влад получил час штрафа.

Бл*ть! Как можно из-за гребанных булавок так деморализовать человека?? Он готовился целый год, тяжело тренировался, копил деньги, мечтал о том, чтобы попасть в первые 50 мест. И вот из какой-то херни он сдвигается на 40 мест и вылетает из сотни.

Но Владу зачет и уважуха. Он не сдулся, а продолжил впахивать и в итоге вышел на 66 место. Наш человек!
Забегая вперед, скажу, что Влад потом все же обнаружил заветные булавки в потайном кармане своего рюкзака. Но штаф, к сожалению, не отменили.

У Паши тоже день не задался — он на предпоследнем чекопоинте взял одну бутылку, и она закончилась до горы. Поэтому в гору он заполз, с горы съехал, а до чекпоинта уже шел. Там его и нашел Влад в грустном состоянии и в окружении медиков. Но, слава богу, выпив и облившись Паша ожил и вместе с Владом финишировал.

Выслушав эти истории, я понял, что у меня еще все ок. Кряхтя, еще раз проверил содержимое рюкзака и пополз готовить обед. И там получил от Ии прекрасное предложение руки и … еще одной руки, для массажа скрюченных мышц спины и плеч. Спустя 20 минут я уже бегал по лагерю, собирая ветки для костра.

После обеда Джоэл понял, что 3000 ккал в день много — столько он не съест и, как волшебник, он начал доставать из своего бездонного рюкзака деликатесы и щедро раздавать их направо и налево. Сухофрукты, сушеное мясо, сладкие орешки. Мы молча уничтожали всё, одобрительно мыча — давай, Джоэл, еще!

Вообще, Джоэл был такой не один — многим этот день показал, что среднему человеку в пустыне, бегающему по 5–6 часов, достаточно всего 2000–2200 ккал в день. Больше просто не влезает. Не известно почему, ведь дома я легко съедаю 2500, лежа на диване. Странно.

Так вот, когда народ понял, что несет лишние 2 кг корма, который не успеет съесть — началась феерия доброты и щедрости.

В следующий раз можно вообще не брать с собой еду — на МДС еды всегда в избытке

Самый кайф на MDS — послеобеденный отдых. Все набили пузо и тихо, мурлыкая, расползлись по углам. Все чем-то заняты. Кто-то чистит рюкзак от песка, кто ремонтирует тапочки, кто-то пытается поймать на “бери и помни”, кто-то пошел покурить тихонько за бивуак, кто-то обсуждает завтрашний этап с соседями, а кто-то рассказывает анекдот про банан.


Одним словом, тихая жизнь маленькой деревушки. Это очень успокаивает, все городские стрессы забываются, и ты погружаешься в размеренное существование дикаря — и это, черт побери, прекрасно! Я до сих пор скучаю по этим вечерам. Блин, все же как просто быть счастливым.
Ты не думаешь, что тебе есть, что — пить, куда идти, и что делать. Тебя не беспокоит, что от тебя плохо пахнет, что ты не причесан и плохо одет. Ты можешь икнуть, пукнуть, рыгнуть, и никто не обратит на это внимания. Твой мозг свободен от сотен городских зажимов, правил и ритуалов. И это дает тебе сумасшедшую энергию — это почувствовали все.
Город отбирает силы, пустыня — дает.
И только от тебя самого зависит, сможешь ли ты распорядиться этой силой правильно.

Два дня гонки позади. Но впереди еще очень много препятствий, испытаний, походов в клинику, огорчений, неожиданных поворотов и тихого спокойного отдыха в кругу уже ставших родными людей.

Продолжение следует…

voloshin.md

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи, пожалуйста, авторизуйтесь

Яндекс.Метрика