Уже не темная лошадка: интервью с Дэвидом Макнейми

После двух бронзовых медалей чемпиона мира Ironman, шотландский атлет точно будет в списках претендентов на медаль любого достоинства

TRILIFE.RU
1474
0
2019-01-16T12:46:18+03:00
394 640

Широко известный в триатлонных кругах портал Slowtwitch поговорил с шотландским триатлетом Дэвидом Макнейми, прежде всего, о Коне и его пока недолгой карьере в длинном триатлоне. Приводим перевод этого интервью.

Дэвид Макнейми начинал свой путь в триатлоне вместе с братьями Браунли, тренируясь с ними в одной команде. В 2011 году он стал вторым в категории U23 на чемпионате мира ITU. Но после сезона 14 года он решил сменить дисциплину и ушел в длинные дистанции. «Долгие страдания мне по душе», – заявил он тогда одному интервьюеру. В 2015 году он выиграл Ironman UK и стал 11 на Коне с лучшим марафоном дня. Кажется, он знал, куда нужно двигаться.

Последние два года Дэвид не уступает никому третью ступеньку на гавайском пьедестале. Что автоматически заносит его в список не просто подающих надежды молодежи (30 лет для Коны – это молодость), а уже в список звезд триатлона.

Slowtwitch: Почему, как ты думаешь, тебя обделили вниманием даже после Коны-2018? Все же два подиума на Острове подряд с временами 8:10 и 8:01.

Дэвид Макнейми: Непростой первый вопрос! Я уверен, что в Британии я не получаю много внимания по ряду причин. Национальный комитет триатлона сфокусирован на олимпийском триатлоне. За последние 4 года контактировал с ними один раз, когда продлевал мою лицензию. И я сам достаточно закрытый человек, который привык работать молча и тяжело, концентрируясь на себе и своей жизни. Я знаю, что в нашем спорте есть люди, которые любят жить напоказ, но когда дело доходит до результатов, то часто бывают провалы.

Как на тебя повлияло решение Cervelo не спонсировать тебя в 2018 году?

Это было обескураживающим решением, не хотел бы пройти через это еще раз. Cervelo пережили мощную реструктуризацию и я оказался не в том месте, не в то время. С финансовой точки зрения это было тоже неприятно, особенно после ряда предложений в конце 2017 года, после Коны. К тому времени, когда я узнал, что не получу поддержку Cervelo в 2018 году, было уже слишком поздно суетиться и искать других партнеров.

Насколько нелепо было подняться на гавайский подиум на “неподдерживаемом” Cervelo P5X?

Думаю, это было скорее грустно. Это невероятный байк, но ехать на нем чемпионат мира с заклеенной скотчем рамой – отнюдь не верх моих мечтаний. К счастью в 2019 году у меня не будет такой проблемы.

И кто стал новым велосипедным спонсором?

Я рад, что им снова стал Cervelo! После Коны они вновь обратили на меня внимание. Я верю в их велосипеды, а новыми так вообще сильно впечатлен.

Как начинался твой сезон-2018?

К Коне я подходил вообще не в гоночным кондициях – сказывалось отсутствие нормального гоночного опыта с мая: желудочная инфекция перед IM Austria и ранний прокол на трассе IM Vichy. На Коне я был в отличных физических кондициях, но ментально было тяжело, особенно в начале, я долго врабатывался.

И какая была стратегия на гонку? Гонка ей соответствовала?

Я хотел убедиться, что могу быть в авангарде пелотона на плавании, оставался где-то в передней части на байке, а затем просто бы пробежал в свою силу. План мой работал минут 20 – до тех пор, пока на плавании не произошел раскол группы, причем он произошел не потому, что мне не хватало физики, а просто я пропустил момент атаки. Я полагался на других атлетов, чтобы сократить разрыв. Например, на Брэдена Кэрри.

Что случилось с тобой на велосипеде? 4:21:18 –  19 время, почти 11 минут проигрыша Кэму Вурфу, чуть более 4 минут Аэрноутсу, О’Доннеллу и Ланге.

Как только я выбрался на дорогу Queen K, Патрик пролетел мимо меня и закричал, что самое время давить педаль в пол. Я бы хотел, но не мог. Первый час на байке был ужасным. Мощность на первом часу гонки была 276 вт, на последующих двух – 290. На обратном пути легче, хотя бы потому что была хорошая компания – Кинле и Сандерс. Надеюсь, мы повторим в этом году, но на лидерских позициях. Переживал ли я по поводу такого отставания? Я был максимально зол.

На старте марафоне впереди тебя была целая россыпь звезд: О’Доннелл, Аерноутс, Ланге, Гомез. Что тебе удалось лучше всего на марафоне?

Когда я обгонял Тима Дона, он бросил мне вслед, что я еще в гонке – это придало мне сил. Остальные не дались мне так легко, как Тим. Я знал, что если подберусь к ребятам поближе, то примерно к Energy Lab (часть марафонского круга, которая считается особенно тяжелой) буду конкурентен в борьбе за пьедестал. Думал ли я перед стартом, что снова смогу попасть на пьедестал? Конечно, нет, но Кона этим и прекрасна – случится может что угодно. Мой лучший маневр во время гонки – когда я догнал Брэдена Кэрри и Тима О’Доннелла как раз на Energy Lab. Нам предстояло еще 500 метров апхилла и я знал, что если я здесь смогу от них оторваться, то дальше они вряд ли смогут закрыть пробел.

История

Почему ты ушел из олимпийского триатлона?

Я достиг момента, когда понял, что это бессмысленно. Я потерял страсть к тому, что когда-то любил, и это было печально. Ironman стал лучшей альтернативой, встряхнул меня, и я рад, что сейчас я здесь.

Когда ты начал тренироваться с Джоэлом Филлолом?

Я присоединился к его команде в 2014 году по ходу моего последнего сезона в гонках ITU. Тогда команда Джоэла была небольшой, но зато какие имена: Марио Мола, Ричард Мюррей, Сара Тру. Во время сборов с этой командой я понял, что значит быть последовательным и уметь избавляться от своего эго. Это было непросто, скажу я вам. Я буду всегда помнить, как мы с Марио крутили байки на Майорке и обсуждали форму. Он тогда сказал, что самое главное – это быть в подходящей для себя обстановке.

Что ты думаешь о своей первой победе в Ironman UK в 2015 году?

Я тогда всерьез подумывал об отпуске, но вместо этого принял участие в том старте. Это одна из сложнейших трасс в Европе. Прошел настоящий тест перед лицом моей семьи в тот памятный день. Вдобавок к этому, я успешно пережил болтонскую постгоночную вечеринку, что уже само по себе достижение.

Когда ты переехал в Джирону и начал тренироваться с Яном Фродено и Ником Кастелайном?

Я переехал в Джирону в октябре 2015 и начал плавать с Яном в апреле 2016, когда он вернулся из Австралии. Вы понимаете, что прописка для профессионального триатлета – это формальность. Вообщем, в апреле 2017 года он предложил мне вместе крутить и бегать. Я тренировался под руководством Алекса Веги, который поощрил мои тренировки с Яном.

Какая атмосфера царила на тренировках с Яном и Ником?

Лето 2017 года запомнится мне множеством приятных воспоминаний. Мы разные люди, но нам все нравятся тяжелые тренировки. Я многому научился в те летние месяцы, и Кона в октябре это показала. Самое теплое воспоминание – когда мы отбегали последнюю длинную тяжелую тренировки за 3 недели до старта, и Ян подошел ко мне, пожал руку и сказал: “Так, тяжелая работа закончилась, теперь время отдыхать и наблюдать, что произойдет”.

Когда и почему ты ушел от Фродено?

Все постоянно меняется. В апреле 2018 года, когда Ян вернулся в Джирону, все было иначе. Теперь я был претендентом на титул Коны, а он вернулся подпитанный горячим желанием доминировать после разочаровывающего 2017 года. Нам нужны были разные вещи, были разные цели. Что отнюдь не означает, что мы не радуемся успехам друг друга.

Кону-2017 ты ехать без мощемера. Чему тебя это научило?

А вот чему: гоняться по ощущением и доверять своим инстинктам жизненно важно для успеха на Большом Острове. На других гонках, возможно, мощемер и цифры им показываемые имеют более важное значение… В 2017 году после разворота у Гави, Патрик и я вместе крутили 40 км, чтобы догнать группы впереди. Я был без цифры, просто на желании, инстинктах – и да, я был на пределе. Но мне нравится, как все прошло, и мощемер скорее всего отговорил бы меня от этого дерзкого шага.

Перед Коной-2018 ты сказал, что чемпион в этом году выйдет из 8  часов. Откуда ты знал?

Даже за то короткое время, что я провел в триатлоне как атлет, чья специализация – длинные дистанции, я заметил, что даже профессионалы более “профессиональными”. Плюс развивается индустрия и партнеры и спонсоры не жалеют средств для тестирования новых аэро-штук. Это неумолимо поднимает планку. И за последние два года на подиуме Коне много относительно молодых парней, которым есть куда расти. И я знал, что в этом году я буду быстрее, чем в прошлом и чтобы стать чемпионом мира, нужно выйти из 8 часов. Я не вышел и им не стал.

В 2017 году чисто визуально ты не прогадал с питанием/гидратацией на Чемпионате мира. Как ты совершенствовал свою стратегию питания?

Ну, моя стратегия питания на Коне-2015 заключалась в том, чтобы просить Эндрю Мессика (генерального директора Ironman, но я понятия не имел, кто это, и думал, что это просто очень полезный волонтер) найти любые энергетические гели и выдавить их в бутылочку.  Ну так вот, бутылочка с выдавленными гелями и пакет мишек “Харибо” помогли мне пережить тот день. С тех пор я провел много экспериментов с питанием, шлифуя свой план и рацион. Я думаю, что ошибка номер 1, которую люди совершают на Коне, заключается в том, что они не осознают, насколько важно охлаждать свое тело, как снаружи, так и изнутри.

Философия

Чего бы ты хотел улучшить в своем техническом оснащении?

Я чувствую себя принцессой на горошине, когда дело касается выбора седел. Я все еще пытаюсь найти модель, на которой я смог бы проехать 180 километров, не чувствую, что меня методично пинают промеж ног.

Кем бы ты стал, если бы не триатлон? Триатлон спас тебя от чего-то плохого? Или может, наоборот чему-то помешал?

Я бы, наверное, сидел где-то в офисе с большом городе. Бегал бы для себя. Я бы сказал, что спорт дал мне возможность расширить свой кругозор и осознать, что следование своим увлечениям гораздо важнее и выгоднее, чем сосредоточение на зарабатывании денег. В детстве денег было мало, но спорт позволил мне путешествовать и увидеть мир. Что в итоге дало мне дисциплину, сосредоточенность и способность мыслить самостоятельно.

Как твое шотландское происхождение отражается на спортивном характере?

Я думаю, что шотландцы обычно трудолюбивы и скромны. Я хотел бы верить, что это отражается на мне. Я восхищаюсь Крисом Хоем [многократный олимпийский чемпион и чемпион мира по велоспорту на треке], человеком, который всегда выглядел таким расслабленным, но мог по-настоящему взорваться, когда было нужно.

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи, пожалуйста, авторизуйтесь