Мой Эльтон 2016. Часть 1. Влюбленность и преграды.

Пишу этот длинный текст больше для себя, потому что это был долгий путь и целое приключение. Когда-нибудь мне захочется все это перечитать и еще раз пережить все эмоции.

TRILIFE.RU
897
7
2016-06-04T22:51:20+03:00
2549 3823
Как я влюбилась в Эльтон
Год назад, 9 мая 2015, состоялся третий марафон пустынных степей в Эльтоне. Надо сказать, на тот момент я не разделяла восторга, который исходил от постов участников, публиковавших свои фото с этого марафона в соцсетях. Да и где этот Эльтон находится? И что там хорошего? Жара, какая-то пустыня, бег вокруг какого-то озера, о котором никто и не слышал.
Но чем больше фотографий и отчетов попадалось в моей новостной ленте, тем больше этот марафон меня интриговал. В какой-то момент я решила посмотреть на карте, где же этот Эльтон находится вообще, почитала в Википедии про озеро, погуглила картинки, посмотрела видео. И… влюбилась. Влюбилась в эту пустыню, в это озеро-не_озеро, по которому можно ходить, влюбилась в дикие и какие-то совершенно инопланетные пейзажи, влюбилась в саму идею марафона. И поняла, что уже не смогу жить без этого марафона.
Как только открылась регистрация 5 сентября 2015, я тут же зарегистрировалась, несмотря на довольно внушительную стоимость регистрации.
Подготовка
А с подготовкой все никак не складывалось. На момент регистрации на Эльтон я готовилась к Московскому Марафону, были довольно внушительные для меня объемы, и казалось, что так будет продолжаться и после марафона. Но если в августе 2015 суммарно я набегала 250 км, то в сентябре и октябре объем снизился в два раза. В ноябре я простыла, простуда перешла в трахеит, который долго не поддавался лечению, и я не бегала вообще. Пропустила полумарафон в Мучкапе. В декабре я пробежала всего 30 км, в январе – 40. Но при этом я плавала два, а иногда три раза в неделю. И постоянно «простывала».
Простуда была странной. На следующий день после бассейна начинался насморк, голова болела, во всем теле общая разбитость, поднималась температура, проходило один-два дня, и все бесследно проходило. После очередной тренировки в бассейне все начиналось сначала. Вика, естественно, не могла мне планировать беговые тренировки, пока я болела, а я не могла понять, что это за напасть такая. Пропустила старт в Бронницах. И только в середине февраля до меня дошло, что это вовсе не простуда, а аллергия на бассейн. Прием антигистаминов перед бассейном решил проблему на раз-два, и все пошло на лад.
Но до Эльтона оставалось все меньше времени, а беговая форма, как ни крути, была потеряна. В конце февраля Вика уже начала меня тормошить: «Мы готовимся к Эльтону, или ты так и будешь плавать?» Конечно же, в любом виде спорта, если им заниматься, будет прогресс. Так и с плаванием. Поскольку я занималась плаванием регулярно, к тому же плавать я очень люблю, прогресс не заставил себя ждать, а аппетит, как известно, приходит во время еды. И мне совершенно не хотелось бросать бассейн. Но и Эльтон пробежать тоже хотелось. И не просто пробежать, а показать достойный результат. Поэтому мы начали совмещать беговые и плавательные тренировки. Проблема была в том, что после довольно объемных тренировок в бассейне бегать было тяжело, времени на восстановление не хватало.
В середине марта Вика поставила ультиматум: или мы сокращаем плавательные тренировки до одной в неделю, да и та будет восстановительной, или подготовиться к Эльтону не получится. Мое сердце разрывалось. Умом я понимала, что Вика права тысячу раз, но оставить бассейн было тяжело. В итоге, конечно, плавание пришлось оставить.
Надо сказать, что плавательные тренировки дали довольно хорошую базу, поэтому утраченная беговая форма быстро возвращалась. И не только возвращалась, но и быстро набиралась. Я сама удивлялась, насколько легко мне давались тренировки, легко давались ненавистные в прошлом сезоне ускорения и темповые. И это окрыляло. Вика постоянно корректировала план, каждое воскресенье я смотрела на план следующей недели и думала: «Не, ну это Вика, конечно, загнула. Я не смогу в таком темпе бежать 5, 6 или 7 км». Но моя внутренняя дисциплинированность не позволяла мне отходить от плана. В итоге все получалось даже лучше, чем мы обе рассчитывали, я была уверена, что Эльтон я пробегу. Пусть без рекордов, но пробегу и получу удовольствие.
Травма
За три недели до старта Вика решила меня побаловать и одну беговую тренировку заменить на вело. Моей радости не было предела. Конечно же я уже соскучилась по велосипеду и бассейну, и была рада разбавить беговые тренировки. С вечера достала всю вело экипировку, все перемерила, отложила то, в чем завтра поеду.
Пригласила покататься Серегу, друга с работы. Ему мои плановые 30 км много, ну ничего, я погоняю сама, а с ним немного покатаемся.
Утро, выезжаю со двора. Надо остановиться, чтобы открыть калитку. Останавливаюсь. И падаю. Я совершенно забыла выстегнуться! Первый раз в жизни со мной такое. Осматриваю себя, вроде ничего страшного. Плечо немного ушибла. Попа болит, синяк, наверное, будет. На колене небольшая ссадина, тоже будет синяк. Колено побаливает. Ну и ладно, пройдет, в первый раз, что ли? Села на вел, поехала. Колено ведет себя немного странно, как-то болтается в разные стороны. Думаю, может, шип развернулся при падении? Пытаюсь согнуть ногу, чтобы посмотреть на подошву, но не могу, очень больно. Ну конечно, падать всегда больно. Поболит и перестанет. Поднимаю ногу руками, смотрю. Нет, шип на месте. Ну ладно, едем дальше.
Приехала к Сереже, еще раз посмотрела на ногу. Ну синяк, ссадина, ерунда. Но вот то, что нога не сгибается, не очень хорошо. Пройдет, думаю.
Покатались, погода была просто замечательная. Выбрали дорогу с минимальным движением, проехались по лесу. Красота))
Возвращаюсь домой, все-таки с ногой что-то не то. Ладно, думаю, сейчас похожу в бандаже, должно отпустить. И правда, становится легче. Муж с Сергеем настаивают на поездке в травмпункт. Я отказываюсь, ну что с такой ерундой туда ехать? Ну, подумаешь, просто ушиб сильный, пройдет.
Пошли с мужем гулять, прошли около семи километров. Ноге лучше не становится, наоборот, с каждым шагом идти все тяжелее, боль в колене усиливается.
К вечеру понимаю, что в травмпункт ехать все-таки придется. Собрались, вызвали такси. В машину сесть не могу, ногу приходится затаскивать в машину руками. Больно до слез. Пока ждали моей очереди, Славка все пугал меня тем, что у меня перелом. А я сижу и думаю, что все у меня в порядке.
На талончике написано: «Врач Юлдашев Илхомжан Абдухашимович, заведующий отделением, травматолог-ортопед». Думаю, хороший должен быть врач, кого попало зав. отделением не поставят. Это тоже успокаивает. Подходит моя очередь, захожу к врачу, улыбаюсь. А врач серьезный такой. Или просто уставший. Рассказываю, что болит, как так получилось. Врач отправляет на рентген. Рентген в другом конце коридора. Кое-как дохромала.
Рентгенолог говорит: «Разувайтесь, давайте вашу ногу вот сюда». А разуться я не могу, потому что ногу не могу оторвать от пола, чтобы снять обувь. Никак не получается разуться. Больно очень. Пытаюсь и так, и эдак. Не получается никак. Уже слезы в глазах. Спрашиваю, обязательно ли разуваться. Может, в бахилах можно. Врач смотрит, спрашивает, с кем я приехала. С мужем, говорю. Он возле кабинета врача остался, ждет. Врач выглядывает в коридор, и таким поставленным голосом на всю больницу: «Муж! Где муж? Вы чего там расселись? Приехали посидеть возле кабинета, что ли? Идите жену разувайте!» И смех, и слезы :)
Перелом, к счастью, не подтвердился. Но и мои надежды на то, что все хорошо, и завтра я побегу длительную, тоже. Оказалось, что повреждены связки. Врач без разговоров открывает больничный, дает рекомендации по лечению. С нарастающим беспокойством спрашиваю, сколько времени займет восстановление. После ответа: «Не меньше двух месяцев, но болеть будет полгода» я уже не слышу ничего. В голове звон и только одна мысль: «Нет, этого не может быть. Я не могу пропустить Эльтон». Объясняю врачу дрожащим голосом, что мне никак нельзя два месяца восстанавливаться, мне нужно через три недели бежать 28 километров. Врач все так же серьезно и сочувствием смотрит на меня, еще раз повторяет рекомендации, и пытается объяснить, что ни он, ни я не можем повлиять на скорость восстановления. Максимум, что можно сделать, это не нагружать ногу. Рассказывает, какой это сложный и длительный процесс. Смотрит мне в глаза, говорит: «Ну это же не последний марафон, ну пробежите другой». Угу, киваю я. Что толку объяснять, что другого такого не будет, что этот – последний. Ведь в следующем году организаторы хотят оставить только дистанцию ультра. Как объяснить, что я уже всеми мыслями там, на Эльтоне, что мне эта трасса снится каждую ночь? Как объяснить, что при одной мысли о том, что я не пробегу этот марафон, мне кажется, что сердце остановится? Как объяснить, что другой марафон не заменит этот? Да и какой смысл что-то объяснять? Врач сделал все, что мог, и я искренне благодарна ему.
В следующие дни настроение скакало. После обкладывания ноги бутылками со льдом становилось легче, и мне начинало казаться, что жизнь налаживается, еще не все потеряно. Как только эффект от процедуры проходил, глядя на свою отекшую ногу, я начинала паниковать и каждый раз мысленно прощалась с Эльтоном. И так по сто раз на дню.
Первые три дня никакого лечения, кроме льда и покоя, не предполагалось. Я думала, что это неправильно, что начинать лечить надо срочно. Но врач четко сказал – три дня только лед и покой. Я решила следовать всем рекомендациям.
Через три дня я пошла на прием в поликлинику к участковому ортопеду, Хошиму Хайдарходжаевичу, очень опытному врачу. Он тоже начал говорить про два-три месяца восстановления, продлил больничный на максимально возможные 15 дней. Говорит, главное – не нагружать ногу. Я начала рассказывать про Эльтон, про то, как я готовилась, про то, что билеты уже куплены, и вообще мне надо там бежать. Обязательно надо. Почему-то мне казалось, что он должен понять. И он понял. Еще раз осмотрел ногу, немного подумал и как будто сам себе говорит: «Видите ли, никто не знает, насколько сильно вы повредили связки. То, что они повреждены – сомнений нет. Но я не вижу ткани, и не могу сказать, как быстро они восстановятся. Но давайте попробуем, раз это вопрос жизни и смерти. Но без гарантий». Конечно же, давайте попробуем! И начался курс интенсивной терапии. Каждый день лекарство внутрь, компресс на 8 часов под бандаж, физио, уколы. И трость. Трость меня убивала, но я мужественно разгружала ногу, как могла. И еще ногу надо было все время держать выпрямленной. Пришлось переехать на диван, где я могла сидеть, вытянув ноги.
Лечение давало результаты. Через пару дней сошел отек, боль тоже утихала. Утром я просыпалась и замечала, что спала с согнутой ногой. Через какое-то время я уже могла самостоятельно обуваться и одеваться. Нога потихоньку оживала.
Надежда
Через неделю я уже ходила и почти даже не хромала при этом. Рискнула попробовать съездить в бассейн. Плавалось отлично, только от бортика приходилось отталкиваться одной здоровой ногой. Бассейн пошел на пользу, колено приходило в норму. Я потихоньку начала давать нагрузку, ходила из поликлиники до дома. Очень аккуратно, потихоньку. С бандажом. Через пару дней еще один бассейн. Колену бассейн явно нравился.
В пятницу был назначен прием у хирурга. Больничный было решено закрыть. Я с беспокойством спросила врача, какие будут последствия, если через неделю я пробегу 30 км по бездорожью. Врач и медсестра онемели. Мне показалось, что все молчали довольно долго. Врач перечитала в карточке все, что написали до этого два ортопеда, и сказала: «Бегите. Хуже вы не сделаете, но учтите, что будет больно. Выпейте обезболивающее заранее, и возьмите с собой. Не исключен сильный отек после забега, по возможности приложите лед. И потом пару дней не нагружайте ногу». Медсестра, пожилая женщина, спросила, когда забег. Я говорю: «Через неделю, 28 мая. В 5 утра». И она громко так, празднично: «Бегите, Татьяна, бегите! Мы будем болеть за вас!» Я готова была расцеловать их обеих!
На следующий день я решила попробовать пробежаться, конечно же с бандажом. Было очень страшно, для храбрости взяла с собой Славку, и мы пошли в лесочек недалеко от дома. Думаю, а вдруг не получится? Хотя бы зрителей здесь будет поменьше.
К моему удивлению, все получилось. Я пробежала три километра. Правда, мне казалось, что бегу я, как подстреленный бегемот. Но Славка сказал, что со стороны даже не было заметно, что я хромала.
Бандаж, с одной стороны, помогал фиксировать колено. С другой – сильно мешал. Он сдавливал икроножную мышцу, не давая ей нормально сокращаться, а ткань под коленом давила на связки. Но без него было никак. Нога так толком и не сгибалась, толчок был слабый. К тому же нагрузка на группы мышц перераспределилась. Основная нагрузка легла на квадрицепс, на следующий день он болел так, как будто я приседала со штангой. Стопе тоже досталось.
Через день я повторила эксперимент, пробежала уже пять километров. Пробежала довольно легко, но потом колено разнылось, и два дня не давало покоя. До Эльтона оставалось пять дней, и я решила больше не мучить ногу, а дать ей еще пять дней отдыха.
За неделю до старта на страничке марафона в соцсетях появляется объявление: «Профессиональное кинезиотейпирование от #RockTape для участников #EltonVolgabusUltraTrail! Тейпирование проводит спортивный врач высшей квалификации. Бесплатно».
Это же то, что мне нужно! Как я могла забыть про тейпирование? Всю голову сломала, как я побегу с неудобным бандажом 28 км, а решение - вот оно! Команда марафона, спасибо вам! Вы делаете все, чтобы я приехала и пробежала!
Трудный разговор
Я почему-то думала, что Вика, как и я, настроена на то, что я побегу. Как оказалось, это было не так. Конечно же, ее, как тренера, я держала в курсе дел. Но когда я радостно сообщила о том, что врач разрешил бежать, она моей радости не разделила.
Наверное, на ее месте я вела бы себя так же. За других всегда переживаешь больше, чем за себя. К тому же она всегда очень чутко относится к моему самочувствию, и корректирует план, если нужно.
Состоялся нелегкий разговор. Вика приводила аргументы, пыталась объяснить, что это риск, что этот старт может стать для меня последним, что я за один день убью всю работу, проделанную за последние три недели.
А я стояла на своем. Я очень ценю Вику как тренера и как подругу, все понимаю, осознаю последствия, но пропустить этот старт не могу.
В итоге мы сошлись на том, что я не буду геройствовать и сойду с дистанции, если станет совсем плохо.

Продолжение следует...

Читайте также

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи, пожалуйста, авторизуйтесь

13:41, 5 Июня 2016
Ну вот, на самом интересном месте! Не знал, что На Эльтоне останутся только большие дистанции. Жалко!

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи, пожалуйста, авторизуйтесь

13:57, 5 Июня 2016
Татьяна, Вы мужественная девушка! Как нога себя чувствует?

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи, пожалуйста, авторизуйтесь

21:59, 5 Июня 2016
Олег, это только издалека так кажется (это про то, что я мужественная), а подойдешь поближе, присмотришься - обычный человек))
Нога потихоньку приходит в норму, спасибо)

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи, пожалуйста, авторизуйтесь

23:36, 10 Июля 2016
Замечательный слог!!! :) Очень трогательны все эти переживания, как я тебя понимаю!) Таня, глубокое уважение твоей целеустремлённости!

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи, пожалуйста, авторизуйтесь

Яндекс.Метрика