Ironman Kona: провел в транзитке 72 минуты и все равно финишировал

А через несколько лет вернулся на Кону волонтером, чтобы помогать другим атлетам. Го Такакура рассказывает, зачем это сделал.

TRILIFE.RU
2499
0
2019-03-19T12:20:42+03:00
352 650

Перед показом фильма про 40-летие Ironman я начала искать интересные истории про Кону от обычных людей, не только мировых звезд триатлона. Больше всего мне хотелось рассказать о волонтерах — тех, кто специально приезжает на гонку, чтобы помочь и поддержать совершенно незнакомых людей. Так я познакомилась с Го Такакурой из Японии. Я думала, что расспрошу его про волонтерство, но обнаружила, что его личная история гораздо глубже связана со стартом и теми знаменитостями со «стены славы».

main3.jpg

Мне 48 лет, я ученый, специалист по гидрологии. Работал в Японии в экологических организациях и занимался проблемами водных ресурсов, а потом сменил работу и стал IT-менеджером.

Я начал заниматься триатлоном в начале 90-х, когда мне было 20 лет. Я тогда приехал на учебу в Колорадо. У меня не было профессионального опыта ни в плавании, ни в велосипеде, ни в беге. Да еще и никто тогда не знал ничего про триатлон, приходилось самому во всем разбираться. Тогда я выступал только на коротких дистанциях.

Потом захватила учеба, я начал работать в экологии и на шесть лет пришлось забыть про тренировки. В 30 лет, в 2000-е, сменил работу и снова задумался о триатлоне. За это время я растерял всю форму, поэтому начинал с нуля.

В какой-то момент я задался целью попасть на Кону. Я уже вошел в возраст старше 40 — один из самых сложных в соревновательном плане. В этой категории очень сложно получить слот на Кону. В 2015 я финишировал на чемпионате ITU по длинной дистанции и вышел на Ironman Японии. Там я наконец-то занял 3 место в категории 45-49 с результатом 10:52:36 и так выиграл слот на Кону. [Для сравнения — 1 место в категории Pro в этой гонке — 9:22:56, а у всех любителей — от 10 часов].

kona2015.jpg

Гонка на Коне была самой сложной в моей жизни. Плавание прошло нормально, велосипед — моя сильная сторона, но на нем я получил тепловой удар. Мимо меня проезжало множество участников, а маршал кричал: «Едь прямо!». Я ехал зигзагами. После велоэтапа меня шатало. В транзитке я остановился, чтобы отдохнуть, но лучше не становилось. Врач несколько раз спрашивал, не хочу ли я сойти. Но я не хотел. Поэтому я провел в транзитке 72 минуты и вышел на бег. Я больше не мог бежать, так что просто шел пешком. Я еще никогда не ходил пешком 42 километра, поэтому не был уверен, дойду ли. Мне становилось только хуже, я больше не мог есть гели или любую еду. Я только глотнул воды или колы на пункте питания, но через 5 км в меня уже ничего не лезло.

К счастью, я пересек финишную черту лишь немногим раньше, чем совсем кончились силы. Медики сразу же поставили мне капельницу. На следующий день на церемонии награждения назвали мое имя и объявили меня как атлета «с самым долгим временем в транзитной зоне, который все же смог финишировать».

finish2015.jpg

Здоровье важнее гонки. Но это Ironman Kona. Если бы это была любая другая гонка Ironman, я бы остановился во второй транзитке. В 1990-х я волонтерил на Boulder Peak Triathlon в Колорадо [одна из самых знаменитых в Америке триатлонных гонок]. Это был мой первый волонтерский опыт. Мне тогда удалось поговорить с Дэйвом Скоттом. Он был моим героем — я начал заниматься триатлоном после того, как прочитал его книгу. Когда я рассказал ему это, он ответил: «А ты уже выступал на гонках Ironman? Если нет, стань Железным человеком».

Свой первый полный Ironman я финишировал в 2014 году, в Малайзии. Но я все еще не был уверен, а правда ли я стал железным человеком? Может Ironman, который имел в виду Дэйв — это именно Ironman Kona? Значит, нужно проверить, что там за финишной чертой Коны.

На беговом этапе я не мог бежать и чувствовал себя ужасно плохо, но продолжал идти вперед, пока время не кончилось. Я не советую никому продолжать гонку в таком же состоянии, но в тот момент мне не хотелось ничего, кроме как двигаться к финишу. Изо всех оставшихся сил.

Конечно, за финишной чертой Коны нет ничего особенного. Но я понял, что девиз «все возможно» — абсолютная правда, и я правда Железный человек.

Я финишировал гонку за 15 часов и 34 минуты. Во второй транзитке я провел 1 час, 12 минут и 44 секунды. Мой беговой этап в 42,2 километра занял больше времени, чем велоэтап в 180 километров. Велоэтап я проехал за 6 часов и 19 минут, а бег за 6 часов и 41 минуту. Все эти шесть часов, уже в темноте на шоссе Queen K, меня поддерживало множество людей, жена, друзья и волонтеры.

Раньше я думал, что на Кону нужно приезжать только за участием. Но этот опыт и поддержка изменили мое отношение. Я решил, что однажды вернусь сюда как волонтер, окажусь с другой стороны гонки и буду поддерживать атлетов. В 2018 году я ушел с прошлого места работы, и после финиша на Ironman Taiwan у меня было свободное время. Кона была как раз через неделю после, и я решил отправиться туда волонтером.

volunteer2018.jpg

Чтобы стать волонтером, я зарегистрировался на специальной странице на сайте старта. Там было много волонтерских позиций, некоторые требовали особенных умений, но большинство такие, что участвовать может каждый. Моя жена не говорит по-английски, но она тоже волонтерила. Мы были в транзитной зоне, помогали атлетам ориентироваться в ней, устанавливать велосипеды и размещать пакеты в транзитке.

Мне много с кем удалось пообщаться, пока я показывал атлетам транзитную зону. Поговорил со множеством спортсменов из самых разных стран. А собственный опыт старта пригодился новичкам. Моя жена тоже волонтерила в транзитной зоне, и ей было тяжеловато, потому что она не говорит по-английски, но она помогала себе жестами и улыбкой, и ее все понимали, это удивительно.

Я взял с собой свой велосипед, чтобы проехать несколько восстановительных тренировок после железной дистанции — и проехать по шоссе Queen K еще раз. Там тренируются все триатлеты перед гонкой, и там мне тоже удалось пообщаться с участниками.

Еще если вы знаете Сару Рейнертсен, мы с ней дружим. Мы познакомились в Японии, уже после моего старта на Коне. В 2005 она стала первой в истории женщиной-ампутантом с искусственной ногой, сумевшей завершить соревнования на Коне. В этом году мы снова встретились здесь.

upr15.jpg

Всю неделю перед гонкой мы встречали друзей и участников из разных стран, помогали им ориентироваться на месте и в стартовом городке. Перед стартом проходит много событий для атлетов и всех участников. В 2015 году вместе с другими японскими спортсменами мы пробежали Underpants Run в национальных повязках «фундоси». В 2018, хоть я и был волонтером, накануне гонки я разминался и плавал вместе с участниками. Для плавательных тренировок перед стартом «Старбакс» и Clif Bar нанимают лодку, ставят ее в 400 метрах от берега и всех, кто к ним приплывает, угощают кофе и гелями. Так что я тоже выпил чашечку эспрессо с лодки.

Атлеты заряжали своей энергией. Мне совсем не было грустно, что я волонтерю, а не участвую. Видеть профессионалов и топовых любителей соревнующимися прямо передо мной — незаменимый и удивительный опыт. В день самой гонки я не работал, а только смотрел старт и поддерживал всех участников. Несколько моих друзей тоже стартовали, я болел за них. А еще было полезно увидеть трассу и гонку вживую со всех сторон — полезно для моего следующего выступления на Коне. Потому что я сильно хочу вернуться на Кону опять.

Текст и фото: Го Такакура.

Читайте также

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи, пожалуйста, авторизуйтесь