Долгий, северный и холодный Swedeman

Не прошло и месяца, как я, наконец, собрался написать отчет о Сведемане.

TRILIFE.RU
1907
4
2018-09-10T14:10:40+03:00
640 960
Не прошло и месяца, как я, наконец, собрался написать отчет о "Сведемане". Еще один "айронмен" в моей копилке добровольных испытаний, и этот с полным правом может именоваться «экстремальным».  В прошлом году после "Кельтмана" я думал временно завязать с длинными дистанциями, которые требуют слишком много времени для подготовки, и побегать "половинки", подтянуть просевший бег – но фейсбук услужливо предложил рекламу нового экстрим-айрона – Swedeman Xtreme Triathlon на горнолыжном курорте Оре, и я понял, что развидеть ее нельзя: обратного пути нет. Плавание в холодных озерах с финишем под крупнейшим в Швеции водопадом, вел 205 км по нескучному рельефу с набором более 2000 метром и головокружительный трейловый марафон по сопкам, скалам, болотам и тундре с набором 2500 метров – все, как мы любим.

Шведы знают толк в мазохизме (зачеркнуто) длинных дистанциях: это там были придуманы 90-километровая Vasaloppet, 300-километровая велогонка Vätternrundan и свимран ÖtillÖ, это там воскресили 220-километровую лыжную гонку Nordenskioldsloppet, где я прокатился в прошлом марте, и существует зачет En Svensk Klassiker, где в один год надо пробежать  Васалоппет, проехать Веттернрундан, проплыть 3км в открытой воде в заплыве Вансбру  и залакировать все 30-км кроссом Лидингелоппет. И вот теперь они присоединилось к быстро растущей франшизе AllXtri: начавшись легендарным норвежским "Норсеманом", она разрослась на Шотландию, Швейцарию, Словакию, Аляску, Патагонию и теперь Швецию.



Оре – старый горнолыжный курорт, одно из мест проведения этапа Кубка мира – находится в предгорьях Скандинавского хребта, недалеко от границы с Норвегией, и лежит среди поросших лесом сопок, на вершинах которых начинается морена и каменистая тундра. Над пейзажем, почти все время закрытая облаками, могучим горбом доминирует  Орескутан, сопка высотой за 1400м, где нам предстояло финишировать. Внизу раскинулись ухоженные долины с лугами, перелесками и цепью отчаянно-синих озер. Мы сняли апартаменты Dalens Gård в шведском стиле – снаружи простой деревянный дом, крашеный типичной фалунской красной краской, внутри чудо дизайна и сокровищница домашнего уюта, того самого шведского стиля «лагом», за которым сейчас гонятся дизайнеры всего мира – ручной работы буфеты, камины с креслами, подушками и ящиками дров, диодные светильники, горящие день и ночь в нишах и окнах – энергии почти не берут, но создают разлитое повсюду ощущение мягкого света, которые так ценят в этих широтах в темное время года – и масса мелочей типа древних просмоленных лыж и фотографий столетней давности со счастливыми лыжниками в бриджах и свитерах.

Я люблю X-айроны за ощущение хорошо продуманного приключения,  длящегося весь световой день, это не просто гонка, но эпос, сюжет, нарратив, главным участником которого является природа, а тебе предложен квест по преодолению разных стихий: холода, ветра, камня, воды, дождя, болота, причем сценарий по ходу гонки постоянно меняется. Люблю их за камерный формат, всего 250 участников, у каждого своя машина и команда поддержки, логистика непроста, но эффективна, нет ни долгой подготовки транзитов, ни перекрытий – гонка проносится организованным сумасшествием по озерам и дорогам и уходит дальше, и природа смыкается за ней. И уже во второй раз на X-айроне (первый раз был Кельтман) моим саппортом был мой добрый друг, единомышленник и мотиватор, да что там говорить – человек, втянувший и меня, и многих других, в триатлон, Иван Житенёв, а компанию нам составил его сын Тимофей Житенев.

Здесь в любительских отчетах должен быть абзац о травмах и тяжелых жизненных обстоятельствах, которые пришлось преодолевать, чтобы выйти на старт :) , добавлю и я свой. Из букета травм упомяну оторванный бицепс и надорванную надостную мышцу (последствия падения на горных лыжах пару лет назад), так что нормальное плавание исключалось, и я должен был грести по-чапаевски, одной рукой. Да и коленные суставы, один из которых еще не отошел от операции, а второй к ней готовится, оставляли желать лучшего)). Но это все лирика,  а главное то, что я доехал до Орэ на машине из Москвы, проделав путь в 4000 км по дорогам России, Эстонии, Финляндии и Швеции, транзитом через нашу  традиционную летнюю школу в Лапландии, что руки-ноги были на месте, и в них даже имелось некое количество тренировочных километров, хотя ногам критически не хватало полусотни ватт по сравнению с моими кондициями прошлых лет (FTP 280 против бывших 330).



В Швеции, как и по всей Европе, все лето стояла жаркая погода, вокруг Оре даже горели леса, и вода в озерах прогрелась до немыслимых 15 градусов. Однако на день гонки все прогнозы обещали холод и дождь, он начался строго по расписанию, в 2 ночи, и температура упала до 6 градусов. Мне удалось поспать с 22 до 2, в 2.30 на кухне Ваня уже варил кашу, мы позавтракали и в 3.30 поехали на старт в Оре под холодным ливнем. В рассветной мгле окрестные сопки были закрыты черными тучами. В 4 утра участники загрузились в автобусы до места старта и вскоре были на пустынном берегу озера.
Главной проблемой тут оказался не холод, а ураганный ветер с порывами до 20 м/с, который гнул невысокие березы и моментально опрокинул баннеры и стартовую арку. В ожидании старта я укрылся за фургоном организаторов, но потом вышел на ветер, чтобы впустить в себя стихию – так перед стартом Норшемана, где надо прыгнуть в темноте с кормы парома в холодный фьорд,  на автомобильной палубе людей обливают забортной водой из брандспойта. За 5 минут до старта мы построились на берегу, на каменистой отмели с прядями водорослей, в качестве этнографического напутствия саамка в цветастой юбке исполнила народную песню, но за ревом ветра мы не услышали ни звука, женщина лишь беззвучно открывала рот. Наконец, дали сигнал, и мы ринулись к линии прибоя, и высоко поднимая ноги, побежали по мелководью навстречу волнам. Бежать пришлось долго, но вот, наконец, вода дошла до пояса, я упал вперед и начал работать руками. После холодного ветра вода показалась непривычно теплой, но сразу выяснилось, как сложно грести против ветра и волны. Ни толком вдохнуть, ни лечь на воду, твое тело крутит и захлестывает: волны сразу выявляют разницу между сильным и средним пловцом. Беда была еще и в том, что я не видел, куда плыть, буев на озере не было, и надо было ориентироваться на слабо видимую протоку между озерами в двух километрах впереди, но за волнами ее было не видно, все терялось в рассветном тумане. Минут сорок прошли в борьбе с волной и попытках ориентации. Наконец, группа впереди доплыла до протоки, где была отмель, на которой люди встали и побрели, как красноармейцы в походе через Сиваш. Через пару минут догреб и я и тоже пошел, оскальзываясь на илистом дне. Некоторые вокруг меня продолжали плыть, цепляясь руками за дно, и скорость выходила примерно та же.

Наконец, мы вышли во второе озеро, где вода была тише, и я, наконец, расплылся, вышел на свой ритм со вдохом на 4 гребка, начал догонять и обгонять – но было уже поздно: впереди в облаке водяной пыли показался водопад Теннфорсен, на который мы и поплыли. Течение воды из водопада чувствовалось слабо, и близость берега придавала силы – и вот, поскальзываясь на валунах, держась за руки волонтеров, мы вылезаем из воды на скалы. Там уже ждет Иван с кроксами и предстоит следующее испытание: 500-метровый бег от воды к транзиту по лесной тропе, поднимающейся серпантином вверх на 70 метров. На улице было по-прежнему около +5, лил дождь, и в транзите я оделся в длинные штаны и куртку – хотя я знал, что потеряю на этом  переутеплении несколько минут, надо было сохранить травмированные плечи и колени в относительном тепле. Я сел в седло, поудобнее устроился на лежаке, уронил голову, и началась привычная разделочная работа.



Первые 100км пролетели с попутным ветром, как песня: как всегда, порядком проиграв на плавании, я начал десятками подбирать людей. Ветер мощно подхватывал велосипед, сзади ухало высокопрофильное колесо ZIPP 808 (спереди я в последний момент поставил 404, что оказалось очень кстати), средняя скорость была за 40. Сильные порывы ветра крестили и переставляли велосипед, но в целом он был управляем и предсказуем, что было очень кстати, когда налетали обвальные заряды дождя и приходилось держать траекторию на длинных выкатах со стоячей водой на скорости за 60. Рама Specialized Shiv S-Works, купленная в этом году, отработала на 100 процентов, впечатлив своей легкостью, жесткостью и управляемостью – на своем бывшем разделочнике Merida TimeWarp, более мягком и валком, я бы чувствовал себя менее комфортно под ветром и дождем. По дистанции меня идеально вел Иван, встречал на длинных подъемах, где я замедлялся до 20 км/ч, а он мощно спринтовал по обочине, передавая мне на ходу очередную бутылочку с овсяным киселем Velle (рекомендую!) или куриным бульоном или бачок с изотоником, так что за все 205км я ни разу не остановился.
С 100го по 130й км я продолжал догонять соперников, хотя и менее активно, и в целом доехал до равных мне по силам участников, включая другого россиянина, Сергея Коробова, с которым потом провели большую часть бега. А потом мы развернулись и последние 75км поехали против ветра, который немного ослаб, но оставался около 10м/с, а это 36км/ч, так что выкрутить даже 30 стало уже проблематично. В точном соответствии с прогнозом дожди прекратились, стало нажаривать солнце, и теплая одежда превратилась в горячий компресс. В борьбе в с ветром главное было как в боксе – не раскрываться, хотя после 5 часов в седле очень хочется распрямить спину и хоть на десять секунд сесть в верхний хват – но потеряешь ты при этом гораздо больше. На финиш велоэтапа, точь-в-точь как на выходе из воды, организаторы припасли сюрприз: к транзиту вел километровый подъем с набором 100м и градиентом под 15%, так что о том, чтобы «подготовить ноги к бегу» не шло и речи, тут хватило бы передачи (сзади у меня стояло 25).
На втором транзите перекинулись перекинулись парой слов с белорусским триатлетом Юрой Юрченко, и я потащился деревянными ногами на беговой этап. Накануне организаторы так застращали нас тяжелой и скользкой трассой, что я купил финские ориентировочные кроссовки VJ IRock, но в итоге не решился надеть непроверенную пару на гонку и доверился испытанным ASICS Kayano. Знай бы я, насколько жесткий трейл нам предстоит, я бы, конечно, взял шиповки. Особенность бегового этапа в том, что надо пробежать первые 31км так, чтобы уложиться во временной лимит 13ч на желтую майку, и потом уже, вдвоем с саппортом, отправляться на штурм финальной горы. Я посчитал, что если побегу со скоростью 6 мин/км, то с запасом уложусь, но это оказалось гораздо сложнее, чем я предполагал.
Началось все довольно невинно, стабильный подъем в гору, лесные тропы с корнями, скользкая трава на альпийских лугах, скальные участки, где можно помогать себе руками, хватаясь за выступы. Там я еще бежал по 5-5.30, обгоняя соперников. Но вот деревья кончились и мы вышли на морену, где в лицо ударил ветер и надо было лезть на каменную стену, чтобы выйти на вершину первой сопки. Изматывающие подъемы следовали один за другим, набор высоты быстро составил 1000м. Одновременно с подъемом становилось холоднее, температура упала до 4-5 градусов с пронизывающим ветром, и снова полил дождь. А наверху нас ждала настоящая тундра с болотами, которые засасывали кроссовки, снимая их с ноги, торфяными пустошами, изрезанными ручьями и оврагами, скользкими глинистыми тропинками, по которым кроссовки ехали вниз, как лыжи – тут я и пожалел, что не взял ориентировочные кроссовки. Я не раз вспоминал свой опыт треккинга в Лапландии, в частности, правило, что березка твой друг, а ива – враг, потому что карликовая береза растет на сухих местах вперемежку со мхом и можно бежать прямо по ней, как по пружинному матрасу, а карликовая ива – на самых топких и заболоченных, вперемежку с осокой, и ее крючковатые ветки цепляют и не пускают тебя, что и случилось пару раз, когда ива чувствительно дергала за ногу, вызывая судорогу. Перевалив сопку, мы начали спускаться с подветренной стороны в лес с кривыми арктическими березками, снова стало жарко и обнаружилось, что у меня на хватило воды, так что я пару раз останавливался попить из ручьев и чистейших озер. Казалось, бежишь в полном одиночестве, на километры вокруг ни души, но стоит чуть остановиться, как тут же выскакивают и обгоняют тебя два-три черта, и откуда они только берутся. Но все равно сладковатый вкус ледяной тундровой воды стоил этих потерянных мест и секунд.

На отметке 18км тропа спустилась вниз к цивилизации, где можно было пересечься с саппортом и взять воду и питание, и затем для меня началась чистая гонка на время: оставался час с хвостиком на 13км, чтобы уложиться в лимит, и если в гладком беге это не представлял бы проблемы, то здесь после 12 часов испытаний бежать из 5 минут по трейловому рельефу было непросто. Трасса была то простой грунтовкой между полей и ферм, то превращалась в лесную тропу, карабкающуюся вверх, то вновь терялась в болоте, которое надо было обходить по периметру, держась за стволы чахлых елей, чтобы не провалиться по пояс. Я с трудом выдерживал темп 4.30-4.40, ускоряясь на спусках, как учили трейлраннеры: корпус и руки расслаблены, ноги запущены в велосипедную вертушку. На последних 3 км дорога превратилась в стабильную грунтовку, и я понял, что вписываюсь в лимит. А местные жители, вышедшие к трассе, радостно сообщали: осталось два километра! Остался километр! Вы почти пришли!

Вот, наконец, и долгожданный Т2, 10 минут до отсечки – и в этот момент разряжается Гармин, честно отработавший свои 13 часов и в последние, такие нужные километры, державшийся только силой моего желания. Меня встречают Ваня и Тима, я съедаю пару батончиков, снова переодеваюсь во все сухое, у нас с Иваном проверяют экип и выпускают на гору. Гонка, по сути, сделана, и остается всего лишь подняться еще на 1200м и финишировать на вершине Орескутан. Рядом с ними, весело разговаривая, размашисто шагают еще пары, все идут ходко, но уже не бегут. Вдруг на обочине дороги мы замечаем лежащего в траве участника и стоящего над ним помощника, который звонит по телефону. Парень лет тридцати упал без сознания то ли от истощения, то ли от недостатка жидкости (что маловероятно, тут все опытные спортсмены – хотя тундра и горы высасывают силы так, что и не заметишь), лицо белое, глаза закатились. Мы с Иваном останавливаемся на пару минут, предлагаем помощь, но его саппорт говорит, что уже вызвал медиков. Отдаем им одеяло из фольги и пару гелей на всякий случай и идем дальше. Дорога забирает все круче, опять начинаются скальные стенки, болота, тундра, но все это воспринимается уже автоматически, ноги выполняют привычную работу, шагая в гору, а наверху как мечта в разрывах рваных облаков высится Орескутан.

При выходе на морену открываются виды на долину и окрестные озера, окрестность в золотом закатном свете просматривается на полсотни километров вокруг. Собственно, ради этого момента и стоило трудиться весь день. Радость и силы прибывают с каждым шагом, кругом люди тоже приосаниваются, подбираются, во всех просыпается дух соперничества, и мы переходим на бег, хотя это скорее прыжки с камня на камень. Кого-то обгоняем мы, а нас обгоняет двухметровый викинг-гигант с датским флажком в рюкзаке. И вот, наконец, вершина Орескутан, где мощный ветер сдувает нас со скал, так что приходится скорее спрыгивать с  гребня и спускаться на 100 метров вниз к финишной арке. Солнце уже у горизонта, окрашивая все уже кроваво-красным светом, вокруг несутся клочья облаков, такое ощущение, что мы на Марсе.

На финише все буднично – ни фанфар, ни зрителей, женщина-организатор поздравляет нас и записывает в протокол. Мы идем на верхнюю станцию канатки, которая доставит нас вниз, в Оре и где в кафе приходят в себя финишеры. В отличие от Норшемана, где я буквально рухнул на финишный коврик, здесь усталости не чувствуется, ноги почти не забиты, хочется идти еще и еще. План выполнен, я забежал в желтую майку, уложился в 16 часов и финишировал до темноты и теперь не знаю, куда девать свою радость, хожу и улыбаюсь. Вместо опустошения – чувство наполненности и завершенности, наверное, такой и должна быть удачная гонка. За то, что все получилось, я хочу поблагодарить своего друга и саппортера Ваню Житенева и его сына Тиму – главным итогом таких гонок является даже не финиш, а чувство локтя, товарищества, взаимопонимания. В этом, наверное, и есть смысл любительского спорта – стремясь к результату, ты на деле получаешь не строчку в протоколе, а гораздо большее: общее дело, res publica, социальное благо, которое, может быть, делает человечество чуточку лучше.

К вопросу о протоколе – я снова занял 74 место в абсолюте, как и на "Норшемане", "Свиссмане" и "Кельтмане", даже самому смешно. Но дело не цифрах, здесь наслаждение получаешь уже от самого опыта, от факта финиша, от единства с природой, от физического ощущения пространства,  которое ты пропускаешь через собственное тело, и от иного качества времени, когда в течение дня проживаешь целую жизнь.
Фотографии от организаторов, и еще хорошее видео от Юры Юрченко: https://www.kp.by/video/667439/



Оригинал текста: facebook.com

Читайте также

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи, пожалуйста, авторизуйтесь

20:27, 10 Сентября 2018
Отлично написал, Сергей!
Профессионал - на недосягаемой высоте для простых смертных :)

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи, пожалуйста, авторизуйтесь

17:31, 3 Октября 2018
Отличный текст. Сергей, как с вами пообщаться? Я тоже загорелся этим стартом.

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи, пожалуйста, авторизуйтесь

10:38, 15 Октября 2018
Написал вам на почту

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи, пожалуйста, авторизуйтесь