Ирина Малахова: «Характер у меня, конечно, не сахар»

Интервью с тренером по бегу и «железной» женщиной из Красноярска.

TRILIFE.RU
2285
0
2017-01-07T14:18:45+03:00
370 613
Автор интервью: Михаил Герман.

Уже не первый год Ирина Малахова обучает красноярских любителей бега справляться с марафонами и полумарафонами. Параллельно с этим, она серьёзно увлекается триатлоном. Недавно впервые преодолела дистанцию IRONMAN, и сразу с рекордом Красноярского края среди женщин. О трудностях первой «железной» дистанции, о работе тренера и о роли спорта в жизни женщины - наш разговор с Ириной.


Ирина Малахова:
Тренер по бегу и триатлет-любитель из Красноярска. Призёр и победитель этапов кубка России по триатлону и дуатлону, финишер на дистанции IRONMAN и IRONMAN 70.3. Победитель «Байкальского ледового полумарафона». Тренер школы бега «I LOVE RUNNING» в Красноярске.


"ВПЕРВЫЕ С ВОСЬМОГО КЛАССА Я С БЕГА ПЕРЕХОДИЛА НА ШАГ."


- Ира, у всех есть свой план на IRONMAN, который, как правило, не сбывается. Этот план то сильно завышают, то, наоборот, стараются занизить, чтобы потом показаться лучше в своих собственных глазах. Насколько не сбылся твой план?
- Действительно, он не сбылся. Сделала медленнее (примерно на 50 минут), чем планировала. Я хотела из 10:30 выбежать, и считаю, что мне было это под силу. Я даже чуть быстрее, чем планировала, проехала велосипед. Меня вообще шокировал мой велоэтап. Я не ожидала, что будет так быстро. Но на беге стало очень плохо. Я практически не могла бежать, поэтому прошла всю дистанцию хуже, чем должна была.


- Я, как и многие твои почитатели, следил за тобой в тот день и за твоим треком. Марафон за 4:25. Зная тебя, мне кажется, это очень медленно. Что-то пошло не так, либо мы чего-то не знаем?
- Впервые, наверное, с восьмого класса, я с бега переходила на шаг. Такого, со времени окончания школы, как только я начала усиленно заниматься спортом, никогда не было. Здесь я около 15 км прошла шагом. Я не бежала вообще, а просто шла. Я очень много останавливалась. Мне было очень плохо, болел живот. Видимо, это была реакция на питание. Ничего не помогало, и просто было очень больно бежать.


- И в тот момент ты подумала: «Вот это и есть IRONMAN!». Было такое?
- Я очень боялась перед стартом. Боялась того, что будет тяжело, сильно тяжело. Но, ровно до второго километра бега, мне не было тяжело вообще. Я даже в какой-то момент подумала: «Когда уже начнется IRONMAN»? И, выбегая на последний этап, я подумала, что у меня огромное количество сил. Я нисколько не устала, у меня ничего не болело. Я думала: «Сейчас как дам марафон!». И началось. После километра бега меня стало сильно тошнить, и болел живот. Но я так поняла, что это для человека, который первый раз идет «айрон» - это нормально.


- Получается, включился эффект новизны сверхдлинной дистанции для твоего организма?
- Да. Видимо, из-за стресса так и произошло.


- А чем питалась?
- Гели. Были только гели. Ничего больше не ела.


- Ничего больше не ела ради результата?
- А что можно было еще есть? Бананы?


- Где-то, может быть, отдохнуть. Банан съесть на велоэтапе, какой-нибудь батончик.
- Возможно. При подготовке к следующему IRONMAN я учту это и включу, наверное, в свой рацион не только химическую еду, а что-то еще.


- А если бы ты велоэтап проехала чуть медленнее, как думаешь, смогла бы восстановиться для бега?
- Я думаю, что нет, потому что на велосипеде мне было легко. Тяжести или сверх напряжения я не испытывала.


- За пульсом ты следила?
- Нет. Я на соревнованиях принципиально не одеваю пульсометр. Может быть, сказалась жара, или я недостаточно акклиматизировались к такой погоде, потому что приехать из Сибири на побережье Испании…


- Это было 2 октября?
- Да. Но было достаточно жарко.


- К слову: почему ты принципиально на стартах пульсометр не одеваешь?
- Это лично моя позиция. Я считаю, что он меня будет отвлекать. Считаю, что за столько лет, сколько я занимаюсь, я уже могу ориентироваться на самочувствие, а не на цифры.


- Но тут не получилось так.
- Я думаю, причина не в этом, все-таки. Наверное, мой организм просто не был готов к 11-часовой дистанции.


- Я тебе покажу видео твоего финиша. Ты его видела сама, наверняка?
- Не помню уже.


Видео финиша


- Я тебе сейчас расскажу, как я это увидел со стороны, потому что мне твой финиш показался странным. Знаешь, как ведут себя на награждении футболисты, которые только что проиграли финал Чемпионата мира по футболу?
- Не смотрю футбол. Но догадываюсь.


- Когда их награждают медалями за 2-е место, они, как бы от огорчения, что не смогли победить, снимают медали (примерно, как ты на этом видео), уходят куда-то дальше с расстроенными лицами. Я интерпретировал твоё поведение на финише примерно также: «ничего не получилось», «все плохо», «я всем не довольна», «и медаль мне не медаль, и IRONMAN не IRONMAN». Теперь расскажи, как это было изнутри.
- На самом деле, я была очень рада, что хотя бы, в принципе, финишировала, потому что в какой-то момент на беге мне показалось, что придется сойти, не закончив дистанцию, настолько было тяжело и плохо. Я долго пыталась увидеть свое время, но не смогла.


- Да. Я видел, что ты оглядывалась долго.
- Потом медаль одели. На самом деле, я ее сняла, просто чтобы лучше рассмотреть. Это не разочарование. Ничего такого.


- То есть, я придумал лишнего?
- Да. Я была очень довольна. Я знала, что меня должен был ждать Серёжа (речь идет о Сергее Хазове, триатлете и молодом человеке Ирины – примечание интервьюера), и я просто пошла быстрее к нему.


- Как спится перед такими ответственными стартами?
- Я достаточно хорошо засыпаю, но очень рано просыпаюсь. Я хотела, чтобы эта ночь быстрее прошла и закончилась, потому что переживаешь и думаешь о предстоящем дне. Когда со стартовым свистком эти переживания уходят, то тебе становится легче.


- У тебя есть какие-то предстартовые суеверия?
- Нет. Я абсолютно не суеверный человек.


- Не стучишь по дереву? Не боишься черных кошек? Ничего такого?
- Вообще ничего. А черных кошек даже люблю.


- Мне кажется, что если бы я прошел IRONMAN, то, во-первых, сделал бы себе огромную татуировку. А, во-вторых, на каждом углу орал бы, что стал «Железным человеком». Как у тебя с этим дело обстоит? Ты радуешься наедине с собой или тоже при удобном случае готова вставить: «А я вот IRONMAN прошла!»?
- Те, кто в тусовке, они и так всё знают и понимают. А люди, которые не знают, что такое IRONMAN, и вообще к спорту отношения не имеют, считаю – «не оценят мой поступок, в принципе». И, вообще, я такой человек – не сильно люблю чем-то хвастаться. Самой мне очень сильно понравилось. Я планирую всё это сделать еще раз.


- А что именно понравилось?
- Мне понравилось проходить дистанцию. Сама атмосфера понравилась, эмоции, чувства. В Барселоне огромное количество человек вышло на старт – около 2,5 тысяч. И вот эта общая атмосфера триатлонного праздника – обалденная! Очень люблю такое испытывать.


- Ради этого можно потерпеть 11 часов?
- Ради этого можно не только терпеть 11 часов на дистанции, но и платить деньги, и годами готовиться. Это надо попробовать, наверное, чтобы понять. Кто этого не пробовал никогда, он вряд ли со мной даже согласится. Кстати, о татуировке. До старта я хотела сделать татуировку. Я даже говорила своим друзьям, что если финиширую, то сделаю себе татуировку.


- И пошлешь фотографию татуировки Олегу Тинькову, наверное?
- Нет. Зачем, если его это раздражает.


- Я именно поэтому и послал бы, мне кажется (коллегиальный смех). Ну, так и что, передумала?
- Я до сих пор думаю, делать это или не делать. Мне, наверное, надо что-то такое необычное, чтобы я решилась на нее.


- Для тебя и для многих, IRONMAN – это не только старт, а еще, как правило, какое-то путешествие, туризм, который с этим сопряжен. Как не уходиться до старта так, чтобы это не помешало показать результат? Как удержаться от соблазна съесть что-нибудь интересное и вкусное за пределами режима?
- Конечно, когда ты приезжаешь на какие-то соревнования в другой город, за границу, и очень интересно там погулять. Я всегда говорю ученикам: «Приезжайте лучше поближе к старту, чтобы меньше находиться на ногах, меньше ходить, каких-то ошибок совершать; как ты говоришь: “наесться чего-то не того, что нужно”». Я всегда говорю, чтобы оставляли лучше свободное время «после»; чтобы планировали свой отпуск так, чтобы забег был в начале, а отдых – в конце, но не наоборот. Вообще, перед таким важным мероприятием организм как-то сам блокирует эти желания куда-то сходить, что-то лишнее съесть.




- То есть, высочайшая мотивация к правильному поведению?
- Да, конечно. Ты понимаешь, что ты столько времени готовился, и глупо из-за 2-3 дней себе какой-то вред нанести.


- От какого момента ты ведешь отчет своей подготовки к IRONMAN?
- Я решила не делать «айрон» сразу, и что мне сначала нужно проверить свой организм на половинках. Получается, я готовилась с зимы 2014 года. У меня была одна очень важная задача, которую нужно было решить, чтобы поехать на IRONMAN – это улучшить свою велоподготовку. Летом 2015 года я прошла две половинки IRONMAN. И когда я поняла, что готова к чему-то большему, я зарегистрировалась на полную дистанцию.


- Тебе сейчас принадлежит рекорд времени Красноярского края среди женщин на дистанции IRONMAN. Для тебя это что-то значит?
- Это, конечно приятно, но мне бы было более приятно, если бы показала то время, которое я сама себе запланировала. И тогда, даже если бы там не установила рекорд края, я бы не сильно расстроилась.


- Ты говоришь, что хотела бы в будущем вновь пройти дистанцию IRONMAN. Какая теперь у тебя будет цель?
- Конечно, главная моя цель следующего старта – отобраться на Чемпионат мира на Гавайях. Я бы очень хотела там выступить.


- Это очень амбициозно.
- Я надеюсь, что мне это под силу.


- Насколько тебе нужно было быстрее выступить в Барселоне, чтобы уже сейчас достичь этого?
- В этом году в Барселоне был достаточно сильный состав. Я финишировала девятой по своему возрасту. А вот в прошлом году, со своим временем (11 час.12 мин. – примечание интервьюера), я была бы в первой тройке своей подгруппы.


- Однако на Чемпионат мира позволило бы поехать только первое место?
- Не факт. Там же некоторые отказываются. Например, Сережа отказался, и его слот перешел дальше.


"ЭТО СТАРТЫ, КОТОРЫЕ, ЕСЛИ Я НЕ ПРОЙДУ В СВОЕЙ ЖИЗНИ, НЕ УСПОКОЮСЬ НИКОГДА."


- Какие спортивные галочки в своей карьере ты хотела бы поставить?
- Есть в мире гонки на выносливость, о которых, наверное, знает каждый, кто занимается триатлоном и бегом. Я бы хотела пройти их. Такие, например, как Нью-Йоркский марафон, пробежать обязательно, “Norseman” и Чемпионат мира на Гавайях. Это старты, которые, если я не пройду в своей жизни, не успокоюсь никогда.


- Кто влияет на тебя как на спортсменку, на выбор твоих целей, и, вообще, на твое мышление как спортсмена?
- Это, конечно, близкие люди, которые находятся рядом. Мне, наверное, повезло, что мой молодой человек тоже занимается спортом, и, безусловно, он на меня влияет. И его успехи меня тоже мотивируют на то, чтобы двигаться дальше, как-то развиваться, стремиться за ним.


- Бег для тебя – это работа. Поэтому я предположу, что любимый вид в триатлоне для тебя - это либо плавание, либо велосипед. Я прав или нет?
- В принципе, заниматься спортом и быть на высоких показателях – это моя работа, потому что мои ученики смотрят на меня не только, как я бегу, какие места занимаю на беге, или какие достижения у меня есть на беге. Они смотрят на все, и на триатлон в частности. То есть, я для них – пример. Я считаю, что занятие спортом – это моя работа. Но я от нее не устаю. Наоборот, это единственная работа в моей жизни, которая приносит мне огромное удовольствие, и даже никаким образом отдыхать от нее не нужно.


- Возвращаясь к любимому виду...
- Я очень люблю бег. Это, конечно, самый любимый мой вид из трех дисциплин триатлона, но в этом году я очень сильно полюбила и велосипед. До этого он был моим самым нелюбимым видом, и на нем всегда возникали большие проблемы.




- Давай поговорим о твоем тренерстве. Не могу сказать, что я тебя хорошо знаю, но немножко знаю. Конечно, я сейчас утрирую, но, тем не менее, мне кажется, ты не очень любишь людей. Как это совмещается с тренерской работой? Через тебя приходит огромное количество лиц, с которыми приходится много общаться, вникать в их проблемы, и так далее. Или я преувеличиваю твою социопатию?
- Я бы такого не сказала, что я не люблю людей. Мне, наоборот, нравится с ними общаться.


- Собак ты любишь уж точно больше, чем людей.
- На самом деле, мне очень нравятся мои ученики. Я от них получаю заряд какой-то бодрости. Бывают ситуации, когда они меня мотивируют. Я от них нисколько не устаю. Особенно это проявляется на марафонских группах, потому что мы с ними долгое время вместе – около 7 месяцев. В этом году группу на питерский марафон, я выпускала и на московский марафон. В какой-то момент я поймала себя на мысли, что не хочу расставаться с этими людьми, что они стали для меня уже как родные.


- Мне кажется, что ты ярко выраженный интроверт. В этом я не ошибаюсь?
- Не ошибаешься. Я считаю, что излишние эмоции в моей профессии даже вредят. На тренировках я стараюсь, наоборот, быть более собранной, что ли. Даже не знаю, как это объяснить. Я думаю, что ученики, приходя на тренировку, не должны видеть мои эмоции. Иногда, когда что-то не получается у человека, я могу внутренне в себе раздражаться, но при этом считаю, что наружу это 100%-тно не должно выходить. Стараюсь чаще одобрять. Если что-то у ученика получается, то порадуюсь.


- Работа тренера – педагога, в широком смысле – достаточно специфическая. Можно представить себе достаточно сложные ситуации. Например, придет к тебе в школу учиться парень, который тебя в школе бросил, или человек, который просто тебе не очень понравится. Как в этой ситуации быть?
- Я легко с этим справлюсь. Я понимаю, что каждый должен иметь возможности заниматься спортом.


- То есть, отношения – это отношения, а бег – это бег.
- Конечно.




- Поговорим о расхожих мнениях. Очень распространена точка зрения, что платить тренеру – это излишество. То есть, купил кроссовки – и побежал. Наверняка, ты что-то хочешь сказать по этому поводу?
- Да, конечно. Когда человек только начинает, то, если он не будет платить деньги тренеру, то будет платить деньги травматологу. Если ты вообще никогда не занимался спортом и только начинаешь этот путь, я думаю, что логично вначале все-таки потратиться на тренера и узнать, как не нанести себе травму, увечье; как не довести свое здоровье до того момента, когда реально придется обратиться в больницу. Многие же себя загоняют так, что потом говорят: бег – это только издевательство над собой, от него все болит, устаешь.


- Я так говорю.
- На самом деле, это не так. Просто надо знать, как до этого не доводить. Я думаю, что тут тренер просто необходим. А если у вас есть какой-то опыт занятий в секциях (спортивных, детских), то, может быть, вам и не нужен тренер. Вы тогда можете и сами все это сделать. Но большинство людей у нас, которые не проходили этой школы в детстве, и начинают заниматься уже, будучи во взрослом состоянии.


- У тебя же вообще профильное образование, насколько я помню.
- Да. У меня второе высшее образование. Специальность – «спортивный педагог».


- У тебя два высших образования?
- Да. На самом деле, я этого даже немножко стыжусь, потому что думаю, что первый диплом был ошибкой.


- Что за диплом?
- Я – товаровед-эксперт по первому образованию.


- Ты зря потратила на него время?
- Да, 100%. Этот диплом с самого первого дня лежит в шкафу, и никто его никогда не доставал. Я считаю, что это лишние потраченные ресурсы – временные и финансовые. Можно было направить эту энергию в другое русло.


- Но ведь многим нравится сам процесс обучения.
- Да. Мне тоже очень нравится сам процесс обучения. Я бы хотела дальше учиться в области физической культуры, но уже, возможно, идти в какой-то московский или питерский ВУЗ.


"ВСЕ МОИ ДРУЗЬЯ, КОГДА ОТДЫХАЮТ КАК ВСЕ НОРМАЛЬНЫЕ ЛЮДИ, Я В ЭТО ВРЕМЯ РАБОТАЮ."



- У тебя достаточно необычная работа. Рабочий день рядового человека – это с 9:00 до 18:00, офис или производство; два выходных. А ты очень много работаешь вечером, в выходные. Расскажи, какие сложности, а какие, наоборот, преимущества ты в этом видишь?
- Жаловаться мне особо не на что. Преимуществ очень много в такой работе. Во-первых, это большое количество свободного времени, которое можно тратить, опять же, на свои тренировки, что для меня крайне полезно, потому что я сама занимаюсь спортом. В принципе, я вообще такой человек, что мне четкий график с 9:00 до 18:00 не подходит. Я начинаю мучиться, страдать от этого.


- Ты проходила такую школу жизни?
- Когда-то я работала по графику с фиксированным рабочим днем, но это – не мое.



- То есть ты почувствовала свободу, и от нее уже не готова отказаться?
- Да. Наверное, не готова. Из минусов, пожалуй, это то, что все мои друзья, когда отдыхают как все нормальные люди, я в это время работаю. И они в какой-то момент перестают тебя брать в расчет во время планирования своих мероприятий, потому что думают, что ты все равно будешь на работе в это время. Моя работа начинается тогда, когда остальные люди начинают отдыхать.


- И потом начинается: «а почему меня не позвали». Да?
- Да. Но у меня очень много свободного времени: например, в понедельник с утра и до вечера. Но найти такого же человека, у которого тоже есть куча свободного времени в будний день с утра до вечера, очень тяжело. Однако в целом мне такой порядок вещей нравится. Я считаю, что работа у меня – рай на земле. В своё рабочее время, в компании с очень классными людьми, ты бегаешь на свежем воздухе.


- Скажи, бег – это действительно для всех?
- Абсолютно для всех. Разница может быть только в объемах и в интенсивности. Но я считаю, что бег обязательно должен быть в жизни каждого человека. Это движение, это здоровье, это хорошее самочувствие, это хорошее настроение. Это возможность общаться с разными людьми, путешествовать.



- Когда люди приходят заниматься, они разных возрастов и разной степени физического состояния. Соответственно, у них разный потенциал, разные успехи на тренировках. Как ты с этим управляешься?
- Я стараюсь давать задания такие, чтобы они не чувствовали, что как-то выбиваются из группы. Бег, в основном, я даю не по расстоянию, а по времени. То есть, бежим, условно, 30 минут. Все через 30 минут закончили свое задание. Поэтому они не обращают на это внимания, что кто-то тише бежал, кто-то быстрее. А в целом я всегда стараюсь, чтобы, независимо от физических возможностей, человек прогрессировал, то есть рос и видел то, что он стал сильнее, быстрее. Тут же не главное, какой ты пришел. Главное – что изменилось, когда ты вышел из нашей школы. А меняется всегда и у всех.



- Есть формат индивидуальных занятий с тренером и групповые занятия. Плюсы и минусы того и иного подходов?
- Да. Некоторые к нам приходят и говорят, что им не подходят групповые тренировки, и они хотят заниматься индивидуально.



- Почему?
- У некоторых нет возможности заниматься с группой. Например, не подходящее время или слишком плавающий график. Тут же тренер уже подстраивается под ученика. И, конечно, большое внимание тренера ( и контроль) к тому человеку, который занимается. Но, я считаю, что более эффективные занятия все равно проходят в группе, потому что, когда люди занимаются в группе, они быстрее прогрессируют, тянутся друг за другом, смотрят. Когда ты делаешь задание один, это монотонно, что ли, а когда группа – они и пошутить могут, и обстановка разряжается. Психологически проще заниматься в группе, потому что много человек, что все терпят то же самое.


- У тебя бывают любимчики в группе?
- Да.


- Они об этом догадываются?
- Я стараюсь, чтобы они об этом не догадывались. Мои любимчики – это люди, которые приходят слабее других, но с огромным желанием чего-то достичь. Вот, пожалуй, к таким людям я отношусь с большим вниманием.


"КАКУЮ-ТО ДЕВОЧКУ ПРИВЕЛИ. КТО ЭТО ВООБЩЕ ТАКАЯ?!"




- Дай совет своим ученикам и подопечным других тренеров: Как помочь тренеру сделать тебя, как ученика, лучше?
- Я точно знаю ответ на этот вопрос: не нарушать рекомендации своего наставника!


- Часто такое бывает?
- Очень часто. Многие приходят гипермотивированные. И им кажется, что всего мало, и медленно. Это две основные претензии.


- А они не правы?
- Нет. Зачастую, они не правы. Если я вижу, что человеку мало, я всегда дам ему какой-то совет, рекомендацию где-то сделать побольше.Нужно доверять своему тренеру. Если вы начинаете сомневаться и перестаете видеть в нем какой-то авторитет, я считаю, что такие занятия малоэффективны.


- Да. Но есть другой вопрос: а бывают плохие тренеры?
- Я бы не сказала, что бывают плохие тренеры. Просто у каждого тренера свое видение тренировочного процесса.



- Но не может такое вот особое видение навредить ученику?
- Наверное, может. Но я, по крайней мере, надеюсь, что тренеры это делают не специально, а из-за желания, чтобы лучше было спортсмену, чтобы лучше он пробежал, прошел старты.



- Давай чуть-чуть разовьем эту тему. Как правильно выбрать тренера?
- Я, конечно, считаю, что у тренера должно быть либо физкультурное образование, либо медицинское. Для чего? Для того, чтобы хотя бы он понимал процессы, которые происходят в организме человека при занятиях физическими нагрузками.



- А спортивную карьеру можно назвать физкультурным образованием?
- Тут два варианта. Либо у человека очень богатый личный жизненный опыт, как спортсмена. Такого тоже можно выбрать, потому что он знает на собственном примере, что можно сделать, а что лучше не делать. Либо у человека должно быть специальное образование.


- Как ты считаешь, тренер обязательно должен сам быть успешным спортсменом?
- Для новичка-любителя, считаю, что должен, потому что они смотрят на твой пример. Когда меня в первый раз видят, я, вряд ли, вызываю доверие у человека, как тренер. Скорее всего, они думают, что я немного моложе, чем есть на самом деле. Типа, какую-то девочку привели. Кто это вообще такая?! И у многих во взгляде не сильное доверие ко мне. Но, потом, когда они видят меня где-то на дистанции, я думаю, что они начинают мне доверять.



- Кто твой личный тренер, если он есть? То есть, кто тренер тренера?
- Человек, который мне очень сильно помогает в моих тренировках. Это Сергей (речь опять о Сергее Хазове – примечание интервьюера). Он ни то, что меня тренирует, а больше выступает как наставник.






- А тренировочный план тоже тебе делает он?
- Да.



- Ваши близкие личные отношения не мешают ему быть в каких-то ситуациях…
- Объективным?



- Во-первых, объективным, а, во-вторых – строгим, если это требуется.
- Если бы он был тренером в том понимании, в котором есть у всех, тогда бы, наверное, это мешало. Но он именно наставник.



- То есть, ты сам себе тренер, плюс – у тебя есть ментор в лице Сергея?
- Меня уже не нужно заставлять, стоять надо мной с палкой, и тому подобное. Я сама очень мотивированный и строгий к себе человек. Поэтому мне не нужен такой человек, который стоял бы надо мной и руководил, засекал что-то, постоянно за мной следил, контролировал. Я сама могу себя контролировать. Просто мне нужен наставник. Он мне подсказывает многие вещи.


"СТРАДАТЬ ИЗ-ЗА ТОГО, ЧТО Я ЛИШНИЙ РАЗ НЕ СМОГУ СХОДИТЬ НА ТАНЦЫ, НЕ БУДУ."



- Давай перейдем к более личным вопросам. Ты очень симпатичная девушка, но я на твоих страничках в социальных сетях не смог найти ни одной фотографии, где ты была бы в платье.
- Это, наверное, особенности моей профессии.



- Но, если смотреть на каких-то известных спортсменок, они стремятся иногда показать другую сторону своей жизни, показать свою женственность, которая немножко теряется в ходе повседневного спорта. Я не заметил у тебя такого. Почему так?
- На самом деле, я хожу в платьях, но я как-то не стараюсь транслировать это во вне. Близкий человек, который со мной живет, он видит меня и такую тоже.


- Стандартный день обычной женщины и твой стандартный день – они очень сильно отличаются. Возможно, ты чего-то себя лишаешь, что есть в жизни почти каждой женщины. Тебя это не расстраивает?
- Нет, потому что я считаю, что у меня очень интересная жизнь. Да, где-то я себя ущемляю, но при этом считаю, что моя жизнь достаточно насыщена событиями, и как-то страдать из-за того, что я лишний раз не смогу сходить на танцы, не буду. Меня это не заботит.



- У тебя был вообще выбор в жизни – спорт или не спорт?
- Был, конечно. Когда я закончила первый институт, я, как и все, пошла устраиваться на работу. Я тоже попыталась сделать свою жизнь нормальной, обычной, но быстро поняла, что это – не мое. Сидеть в офисе – я бы так не смогла и, наверное, не смогу. У меня постоянно должно в жизни происходить какое-то движение. Даже если у меня есть выходной от работы, от тренировок, я хватаю вещи и бегу на столбы, например.



- Если представить, что тебе пришлось бы сформулировать цели на ближайшие 10 лет твоей жизни, то сколько процентов из этих целей было бы посвящено спорту?
- Я думаю, что 60% - спорту, а 40% - не спорту. На самом деле, в последний год мое мировоззрение начало меняться.



- Что ты имеешь в виду?
- Я поняла, что спорт – это не единственное, что есть в жизни, и потихоньку какие-то другие вещи становятся более важными.



- Что повлияло на это?
- Не знаю. Наверное, возраст. Может быть, человек достигает какого-то определенного возраста, и его психология начинает меняться?



- Может быть, в тебе начала просыпаться потенциальная мама?
- Нет. Детей я в ближайшее время не хочу, потому что, как я сказала, есть много нереализованных целей в спорте. И как только я их все реализую, то, наверное, подумаю над материнством. Но сейчас, например, очень сильно в мою жизнь входит желание путешествовать, посмотреть другие страны, места.



- Назови три страны, которые ты бы хотела посетить в первую очередь.
- США и Непал. Это две первостепенные страны. Третью даже назвать не могу.


- Скажи, ты веришь в судьбу – в смысле, в некую предрешенность?
- Да.


- Мне кажется, это логично, потому что человек, который не верит в судьбу, вряд ли на велосипеде на шоссе выедет.
- Да. Кстати, постоянно выезжая на велосипеде на дорогу, вместе с КАМАЗами и не слишком трезвыми водителями, пришлось в это поверить. Я считаю, что если мне что-то суждено, то оно со мной рано или поздно случится. А если этого нет в моей судьбе, то…


- Тебе не кажется, что это, скорее, легкомысленность?Ты доверяешься некой судьбе, а не себе?
- Не всё. Я считаю, что человек сам должен свою жизнь строить. Это – безусловно. В карьере, в семье.




- Но когда я куда-то выезжаю на велосипеде – тогда судьба?
- Поехал, тебя сбила машина. Я считаю, что это происходит только потому, что так должно было быть.



- А не потому, что ты на велосипеде, а кто-то на КАМАЗе?
- Нет. Судьба такая у человека. А, может быть, это защитная реакция из-за того, что ты постоянно переживаешь по этому поводу. Мне иногда страшно ехать на велосипеде. Честно. Потому что я знаю, сколько и пьяных водителей, и просто у нас культура вождения такая.


- Ты знаешь мнение других людей о тебе? Каково оно? И насколько оно отличается от того, как ты сама себя видишь?
- Все мои окружающие (друзья, родители, родственники) думают, что в моей жизни слишком много спорта. И в этом проблема. Я так не думаю, поэтому, наверное, всё продолжает оставаться так, как оно есть.



- А ты сама себя оцениваешь, как личность?
- У меня очень сложный характер.


- Ты давно это осознала?
- Я осознала это давно, и пытаюсь с чем-то бороться. Я знаю свои минусы. Я каждый день пытаюсь с этим бороться. Характер у меня, конечно, не сахар. Хотелось бы лучше.



- Возвращаясь к материнству. Ты сказала, что пока детей не планируешь, потому что есть какие-то спортивные цели. Ты не боишься упустить момент? Или, наверняка, окружающие, может быть, родители, тебе «давай, давай». Тебя это не раздражает?
- Был период, но перестали.



- У тебя есть какая-то сложившаяся позиция на этот счёт?
- Есть. Я считаю, что ребенок должен появляться от большого желания.


- Но ты пока его не ощущаешь?
- Я думаю, что это придет со временем, но именно сейчас, в данный момент, огромного желания иметь ребенка у меня нет. Я даже считаю, что сейчас мне лучше этого не делать.


- Еще надо поработать над характером?
- И над характером. В общем, когда ребенок не вовремя, то он становится проблемой – прежде всего, для женщины. У мужчины с появлением ребенка жизнь не очень сильно меняется, а у женщин меняется кардинально. В крайнем случае, ты всегда можешь сказать: «Всё. Я пошел!». Встать и уйти. А у твоей жены такого варианта нет.


- Я понял, о чем ты. У женщины нет «запасного аэродрома», в отличие от мужчины.
- Я говорю о том, что кардинально меняется жизнь женщины, и она должна быть готова к переменам.


"ЭТО БЫЛ САМЫЙ МАЛЕНЬКИЙ ТРИАТЛОН, КОТОРЫЙ ВООБЩЕ СУЩЕСТВУЕТ В МИРЕ. НО МНЕ ЭТО ПОКАЗАЛОСЬ ВЕЧНОСТЬЮ И АДОМ."


- Почти у каждого взрослого триатлониста-любителя есть душещипательная история про период в жизни, когда он ничего не делал, был толстым, лысым, хромым, на него свалились все проблемы разом; он бухал, у него было пивное пузо, и все такое прочее. Но потом он изменил свою жизнь – пришел или вернулся в спорт. И теперь все прекрасно и чудесно. «Все, пожалуйста, делайте также!». Чего подобного ты успела натворить в своей жизни?
- Я начинала заниматься спортом не с триатлона. Я занималась гребным слаломом, тоже с очень хорошими тренерами. Но в юношестве у меня был очень сложный характер – еще хуже, чем сейчас. И из-за своего характера мне пришлось закончить занятия спортом с теми тренерами. Грубо говоря, я поругалась с ними.



- Это из-за твоего характера?
- Это 100% из-за моего отвратительнейшего характера, из-за моей жуткой импульсивности. Я могла из-за одного непонравившегося слова всех отправить подальше.


- Сколько лет назад это было?
- Это было в период с 16 до 18 лет. Это самый жгучий возраст, когда мы с подружками могли просто за две минуты собрать вещи и уехать в другой город назло тренеру, и тому подобное. Она была святой женщиной, которая натерпелась от нас очень многого. Но, в какой-то момент я поняла, что дальше так продолжаться не может. Я просто ушла оттуда. Примерно год я не занималась. Я работала инструктором, водила людей в горы, и потом, опять-таки, я бы сказала, что судьба у человека такая. Я попала в триатлон случайно. Это самое случайное событие в моей жизни, которое только вообще могло случиться. Через третьих лиц, и тому подобное. Но меня это прямо зацепило. Я навсегда запомнила свой первый старт, когда еще была полненькая (у меня было килограммов десять лишнего веса). Тогда у меня от нагрузки ужасно болели колени – вообще, все болело. Я не знаю, как я даже додумалась выйти на старт. Это был самый маленький триатлон, который вообще существует в мире – 300 м плавания, 8 км велосипеда, 2 км бега. Но мне это показалось вечностью и адом. Я подумала: «Боже, это невозможно. Люди не могут жить во время триатлона!». Добегая, я подумала: «Всё. Я ухожу. Триатлон – это не мое, это очень тяжело, это не для меня». Вот уже 9-й год мы вместе с триатлоном, и расставаться с ним пока я не хочу.



- Скажи мне, есть ли какие-то темы и вопросы, помимо спорта, которые тебя заботят больше всего, и, возможно, пугают?
- Есть. Я очень переживаю за экологическую ситуацию на нашей планете.



- То есть, ты – оголтелый «гринписовец»?
- Да. И все, что с этим связано, меня очень сильно волнует, и я переживаю. Но я понимаю, что я никаким образом практически не могу повлиять на эту ситуацию. Только – бросить работу, все, что у меня есть в Красноярске, и уехать на юг тушить лесные пожары в добровольном отряде. Или поехать в Арктику защищать Мировой океан от добычи нефти. Только так могу, наверное.



- А какие-то вопросы твоего будущего, как человека? Смысл твоего существования?
- Конечно, меня многое волнует. Я все-таки хочу иметь семью. Может быть, пока это не дети, но чтобы все равно, чтобы семья была. Вопросы здоровья, конечно, меня волнуют, потому что оно у нас настолько хрупкое, что его можно лишиться в один миг.



- Твой мужчина выбегает дистанцию IRONMAN из 9 часов, призер IRONMAN Барселоны, один из самых быстрых триатлонистов в России по своему возрасту. А ты смогла бы быть с мужчиной, который медленнее тебя?
- Да.


- У тебя были такие?
- Нет. Но это не критерий, по которому я выбираю.


- Последний вопрос. Бег может сделать человека счастливым?
- Да. Однозначно. Более того, я скажу, что он делает человека более счастливым. Есть химия внутри человека, которая меняется. Нервная система меняется. Создается ощущение счастья. Однозначно. Смотрю я на ребят, которые приходят к нам заниматься. Они находят новых друзей, новое увлечение, новую компанию – то, что их вдохновляет. И я вижу многих девчонок и ребят, которые, приходя в бег, не только начинают заниматься бегом, но и ходить на столбы, к примеру; отправляются в какое-то путешествие, поход, видят что-то новое, познают мир. Они однозначно от этого становятся счастливее.

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи, пожалуйста, авторизуйтесь