Сможет ли PTO оправдать свои обещания?

Громкие новости о перестановках сил ключевых игроков мира триатлона продолжают будоражить общественность. Сможет ли PTO показать то, что обещали?

TRILIFE.RU
694
0
2020-08-10T12:48:00+03:00
666 1000

В марте PTO (Professional Triathletes Organization) достаточно громко объявила о своих планах: Кубок Коллинза с призовыми в 2 млн долларов; Daytona Challenge с призами на 1 млн долларов; и награды за положение в таблице оков PTO за сезон – тоже от 2 до 2.5 млн долларов, включая даже призовые за 100 место.

Портал Slowtwitch рассказывает, как начинала свой путь PTO и какие планы у компании на ближайшее время.

Учитывая, что кубковые старты ITU тоже одаривают лучших атлетов солидными денежными бонусами (Кэти Зафирес из США заработала более 250 000 долларов в виде призовых денег в 2019 году), PTO сосредоточивает внимание на более длинных гонках без драфтинга, для которых другие организации, такие как Ironman и Challenge, предлагают призовой фонд чуть более 2 миллионов долларов за более чем 100 мероприятий в год суммарно.

Разговоры о PTO подогревались новостью о том, что организация была поддержана крупным инвестором Майком Морицом, который, по слухам, обещал внести от 10 до 20 млн на начальном этапе в инновационные, высокотехнологичные возможности вещания, отличных комментаторов и наличию талантливых гонщиков в стартовых листах.

Пожалуй, самым показательным аспектом, доказывающим, что PTO ставит на первое место профессиональных спортсменов, стала реакция организация на пандемию COVID-19. При практически полном отсутствии гонок и, как следствие, нехватке бонусов от спонсоров, в конце марта PTO выплатила чеки на сумму 2,5 миллиона долларов 200 ведущим атлетам за практически отмененный сезон 2020 года. Эта выплата подтвердила желание PTO стать долгосрочным проектом. PTO отменили свое главное мероприятие 2020 года – Кубок Коллинза с командами по 12 лучших атлетов, представляющих США, Европу и интернациональную команду, который должен был пройти в мае этого года и был перенесен на 22 мая 2021 года. PTO внимательно следит за повесткой дня, и декабрьский старт Challenge Daytona будет проводиться с одобрения местных властей и без зрителей.

Дальше начинаются вопросы к PTO, учитывая текущую ситуацию. Смогут ли они организовать кубок по длинным дистанциям Grand Slam – найти места для проведения, подобрать время, которое подошло бы лучшим триатлетам? Получится ли у PTO  добиться высочайшей производственной ценности и организовать действительно ценные для спортивного сообщества гонки? Найдет ли она новые источники дохода, чтобы окупить свои высокие первоначальные вложения? Найдет ли PTO место, время и возможность prime-трансляций во все более загруженном календаре гонок после того, как пройдет COVID-19? Сможет ли организация удовлетворить запросы 2,1 миллиона триатлетов США и заполненный европейский рынок триатлона и понравится растущей аудитории?

В общем, у PTO есть основания надеяться, что их хорошо укомплектованная инвестиционная казна, а также высокие амбиции в вопросе привлечения комментаторов высочайшего уровня и современных трансляционных технологий будут работать. Было бы хорошо, если бы эта схема сработала, а опасения скептиков не подтвердились бы. Среди них и Карл Томас, соучредитель USTS (United States Triathlon Series, старая серия гонок в США). “Следите за тратами”, – говорит он. “Где они найдут доход, соответствующий рискованным инвестициям?” По словам Томаса, для спортивных мероприятий, есть по сути четыре потока доходов: линейное и цифровое вещание, кабельное и стриминговое телевидение. В долгосрочной перспективе, говорит он, “вы должны повысить ценность своего продукта, чтобы он соответствовал телевизионным правам. Вы не получите этого с самого начала”. Но уверен, что триатлонная аудитория со временем поможет привлечь серьезных спонсоров. Далее модель продолжит развиваться так: билеты на гонки для зрителей и любительские гонки со стартовым взносом. Если PTO считает, что бизнес-модель триатлона старой школы плохая для профессионалов и спорта в целом, они могут рассмотреть возможность введения скромных стартовых взносов из небольшого списка избранных мероприятий PTO.

И если PTO действительно создаст турнир Большого шлема из четырех новых престижных турниров в течение нескольких лет, они, вероятно, должны будут выделить призовой фонд в 2 миллиона долларов, организовать гонки, вещание и продвижения по миллиону за каждый компонент. Как только турнир Большого шлема с четырьмя гонками станет ежегодным, проведение может стоить 12 миллионов долларов в год, следуя математике трат PTO.

Эти амбициозные расходы (ну бумаге) потребуют серьезной спонсорской поддержки. Но последнее препятствие – это тот факт, что основные виды спорта, такие как футбол, бейсбол, теннис, гольф имеют давние традиции и большую лояльность аудитории к соревновательным лигам.



**

Первый триатлон прошел в Сан-Диего в 1974 году, первый Ironman состоялся в 1978 году в Оаху, новый вид развивался стремительно. К 1982 году профессиональные атлеты США соревновались в рамках USTS. В том же году была создана Ассоциация профессиональных триатлонистов (Association of Professional Triathletes) – первая триатлонная организация с серьезным профессиональным руководством и перспективной структурой.

Ларри Кинг, бывший муж Билли Джин Кинг, основатель профессионального теннисного тура для женщин, вместе с Биллом Личем руководил им. «У нас была система рейтингов для каждой дистанции и вза сезон, кодекс поведения спортсменов и финальная гонка сезона с большим призовым фондом в Кауаи (Kauai Loves you Triathlon)», – вспоминает пионер триатлона Марк Монтгомери. «Я думаю, что мы были жизнеспособными около 3 или 4 лет, а затем согласованные усилия некоторых людей и компаний раздавили нас раньше, чем мы смогли закрепиться. У нас были почти все лучшие спортсмены того времени, и все было сделано профессионально. Оглядываясь назад, я думаю, что в то время в спорте просто не хватало денег. Мы опередили время и спортивные схемы лет на 10. Но у нас была правильная идея, в которой мы использовали модели тенниса и гольфа. Мы даже первые начали тестировать атлетов на допинг”. Хотя эта первая ассоциация профессионалов по триатлону возникла 38 лет назад и просуществовала всего три года, ее элементы – система рейтинга, гонки национального чемпионата, список лучших триатлонистов, – имеют большое сходство с PTO.

К 2015 году женщины-про сформировали группу во главе с Сарой Гросс – 50 Women to Kona, которая выступала за гендерное равенство по количеству женщин-про на чемпионате мира Ironman. Ironman слышал, но изменения они не внесли. Но прецедент все равно заметный.

В то же время группа влиятельных профессионалов собралась, чтобы сформировать Союз профессиональных триатлетов (Professional Triathletes Union, PTU), но им было трудно добиться успеха. Его поддерживала небольшая группа, в которую входили Рэйчел Джойс, Скотт ДеФилиппис, Миринда Карфрэ, Мередит Кесслер, Дилан Макнейс и Тим О’Доннелл, которые занимались проектом в свободное время. К 2016 году финансовый советник Чарльз Адамо предложил некоторые рекомендации, которые привели к поиску инвестиционного партнера.

К 2019 году команда PTU преобразовались в Организацию профессиональных триатлонистов (PTO) и нашли своего активного сторонника – звездного инвестора Майка Морица, добившегося успеха в компании Sequoia Capital, которая заработала состояние, как один из первых инвесторов в перспективные проекты, такие как Google и AirBnB. После Sequoia Capital он основал свою личную инвестиционную компанию Crankstart, которая и помогает PTO осуществлять свои планы.

Продолжение следует.

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи, пожалуйста, авторизуйтесь