Семья триатлетов: тренировки или отношения? Команда Вуртеле

Два профессиональных триатлета, одна семья и один трейлер

TRILIFE.RU
972
1
2018-06-14T13:15:04+03:00
784 1315

Перевод интервью, вышедшего на GTN (Global Triathlon Network), которое семья Вуртеле дала перед Чемпионатом мира Челлендж в Шаморине.



GTN (Хезер Фелл): На свете есть много семей, в которых оба супруга занимаются триатлоном, но сейчас передо мной, похоже, одна из самых известных и успешных пар. Хезер и Тревор Вуртеле, спасибо, что пришли.
Я бы хотела проникнуть в ваше закулисье, узнать как у вас получается вместе тренироваться и оставаться семьей? Начнем с того, что вы, наверное, познакомились еще до увлечения триатлоном?

Хезер Вуртеле: Да, мы познакомились еще в 1995 году, когда вместе изучали химию в институте. С тех пор прошла целая вечность. В том году ничего романтичного между нами не было. Были друзьями, часто тусовались вместе. А потом мы снова встретились, когда я писала диплом в Университете Виктории, и наши отношения стали ближе.


GTN: Теперь вопрос к Тревору: когда в ваши отношения включился триатлон? Чья это была идея?

Тревор Вуртеле: Мы участвовали в приключенческих гонках, в соревнованиях на выносливость ради удовольствия, и, по-моему, я первым захотел попробовать триатлон, правильно, Хезер?
Хезер Вуртеле: Да, но ты не умел плавать!
Тревор Вуртеле: Да, я не умел плавать, и Хезер меня научила. Вот тогда мы впервые и сделали триатлон. Хезер, ты не виновата, но могла бы тогда меня получше подготовить... Наш первый триатлон состоялся в 2004 году. В 2005 году мы сделали еще парочку. Затем Хезер пропустила год, так как писала еше один диплом (PhD). Мы начали пробовать свои силы, тренировки стали немного тяжелее… И в том году мы поженились!
Хезер Вуртеле: А также оба квалифицировались на ЧМ в Коне!
Тревор Вуртеле: Да, мы оба отобрались, причем поженились за несколько недель до Коны. Нет хуже способа подготовиться к айронмену!


GTN: Ну и что? Кона – отличное место для медового месяца! А когда вы перешли в профессионалы? Одновременно, или один из вас сделал этот шаг раньше другого?

Тревор Вуртеле: Через несколько лет после Коны. У нас получалось тренироваться всё лучше и лучше, мы стали уделять тренировкам всё больше внимания. Хезер впервые участвовала в гонке как профессионал в начале 2008 года. Меня же взяли в профессионалы со скрипом и по случайности. Я оказался на старте, точнее на регистрации, вместе с Хезер. Организаторы решили, что раз она профи, то и я, конечно, тоже, и записали в элиту. Вот так в 2008 году я в первый раз участвовал в гонке как профессионал, хотя и не должен был. Но весь следующий год я уже выступал только как про. Мы оба выступали в элите, и в конце 2008 года решили рискнуть и остаться в ней.


GTN: Мне кажется, что многим любителям очень любопытно, как профессионалам удается зарабатывать себе на жизнь, тем более, что вы оба зарабатываете одним и тем же. Давит ли это на вас? Как вы умудряетесь сводить концы с концами в сложных условиях, когда у вашей семьи только один источник дохода?

Хезер Вуртеле: Да, это была для нас сначала неразрешимая загадка. Я выиграла Ironman Coeur d'Alene, будучи занятой на работе полный день, и мы поняли, что настал момент рискнуть. Мы решили, что если всё пойдет хорошо, и мы посвятим триатлону всё наше время, то мы обязательно прорвемся! Мы продали нашу квартиру, получили расчет на работе и купили недорогой подержанный трейлер – дом на колесах длиной 23 фута (около 7 метров). Мы знали, что для осуществления наших планов нам нельзя постоянно думать о деньгах. У нас были кое-какие накопления, а тратили деньги мы в основном на перелеты и проживание перед гонками. Вложившись в мобильный дом, нам стало проще доезжать до гонок, которых на западном побережье Северной Америки вполне достаточно. В этом и состояла идея: не связываться с ипотекой, не иметь издержек на транспорт и отель. Так мы и прожили в этом караване за небольшие деньги около пяти с половиной лет, повидали классные города, побывали в реально приятных местах в США и Канаде. Мы привыкли к такой жизни.

GTN: Послушайте, ведь мало того, что вы вместе занимаетесь одним видом спорта, вы еще и делите один трейлер на двоих. Не напрягает ли?

Хезер Вуртеле: Ага, тесновато, особенно если учесть, что мы оба ростом выше 180 сантиметров...


GTN: И надо добавить к этому интенсивные тренировки! Как вам удается переключаться? Тревор, как ты, например, отключаешься от триатлона? Если у одного из вас удачный день, а у другого всё валится из рук, что вы делаете?

Тревор Вуртеле: Если живешь в доме на колесах, надо быть совместимым со своим партнером. Этому как-то быстро учишься, приходит само собой. Мы по возможности вместе тренировались, ездили на гонки, у нас были одни цели, и мы думали об одном и том же.


GTN: Вновь касаясь вопроса о тренировках, тогда и сейчас у вас один тренер на двоих? Вы тренируете друг друга? Как это работает?

Тревор Вуртеле: У нас был один тренер с 2011 года. В этом году Хезер тренируется у него, а я нет. Поэтому наши тренировки очень похожи в том, что касается интервалов, продолжительности и т.п. На плавании мы почти равны по силам. Велосипед... с кем-то ехать всегда легче! То есть, если твой партнер не может удержаться рядом, например, во время интервала, он может посидеть у тебя на колесе. Про бег лучше Хезер расскажет.
Хезер Вуртеле: Не знаю почему, но бег – это единственная тренировка, на которой мы немного раздражаем друг друга. Хочется, чтобы от тебя отстали. Какое-то другое ощущение. Раздражает каденс, который слегка отличается от твоего, или зачастую возникает чувство, что когда ты реально устал или болеешь, то ты вкалываешь, а он –нет, ты начинаешь сравнивать себя с ним, от этого становится еще грустнее. Это глупо, конечно. Но иногда хорошо делать не то, что делает партнер, а свою тренировку.

GTN: А вы могли бы описать ваш обычный день? Я понимаю, что все дни разные, но представим один день в рамках большого тренировочного блока. День, когда вы тренируетесь. Что вы едите, когда вы просыпаетесь, как вы общаетесь друг с другом?

Тревор Вуртеле: Мы не любим рано вставать, любим поспать.

GTN: Приятно слышать, а то столько триатлетов встают с петухами… Особенно любители, которые вынуждены рано вставать.
Тревор Вуртеле: Да, мы в полной мере пользуемся роскошной возможностью спать дольше обычного. Но в то же время мы не любим вставать слишком поздно, ведь так весь день пройдет мимо. В идеале мы просыпаемся в 8 - 8:30 утра, не торопясь завтракаем. В наш бассейн не стоит приходить раньше 9:30, так как до этого времени там слишком много людей. Нам удобнее быть там в 9:30, тогда для нас находится свободная дорожка. После плавания мы обычно что-нибудь едим.

GTN: А кто из вас готовит еду?

Хезер Вуртеле: У нас есть очень, очень хорошая эспрессо-машина. Тревор великолепно варит кофе, это его любимое дело. Граммовка, помол и т.д. Это искусство, конечно. Я делаю что-нибудь попроще. Обычно у нас каждый готовит себе сам, но если мы делаем большой завтрак, то им занимаюсь я, потому что Тревор готовит кофе.
Тревор Вуртеле: А если у нас на этот день намечены еще 2 тренировки, мы стараемся сделать их до обеда. Если у нас выезд на велах, мы обычно питаемся на велосипеде и съедаем что-нибудь сразу после него, перед выходом на беговую тренировку. А иногда и сразу же бежим, не перекусывая. А уже после этого – большой обед.


GTN: Кто же его готовит?

Тревор Вуртеле: Мы договариваемся. То есть у Хезер всегда есть неплохие идеи, она более креативная, чем я. Когда я открываю холодильник, я теряюсь.
Хезер Вуртеле: Он всегда считает, что там нечего есть, а я - “ну посмотри, вот сколько у нас всего! Надо только смешать то и это”. Вообще-то он тоже неплохо готовит. Если один из нас больше устал, сделал более тяжелую интервальную тренировку и т.д., то мы, конечно же уступаем друг другу. Пока один готовит, другой может полежать ногами вверх, но обычно мы решаем так: я готовлю, а ты убираешь и моешь посуду, и наоборот.


GTN: Мы как раз можем перейти к моему следующему вопросу. Как вы восстанавливаетесь? Знаете, ведь когда в семье только один триатлет, он обычно может дать ногам побольше отдыха, а в путешествии его партнер помогает ему нести тяжелые чемоданы... А ведь вам обоим надо заботиться о своих ногах, беречь себя. Как вы оптимизируете процесс восстановления и помогаете друг другу в этом?

Хезер Вуртеле: Ну, это, конечно, не идеально, но факт: в отличие от тех, кто имеет помощников, мы должны всё делать сами. Ты сам упаковываешь свой велосипед и тащишь вещи в отель. Это нормально, и мне это нравится. Я люблю сама отвечать за свою экипировку. Я знаю, как собрать свой велосипед, как всё должно работать. Я думаю, что для нас такая жизнь естественна, мы ни на кого не оглядываемся, не ждем помощи. И на гонке мне ничья помощь не нужна. Это наша жизнь, мы просто делаем то, что нам нужно. Нам, наверное, будет даже как-то неловко попросить других людей позаботиться о нас.


GTN: Тревор, ты как-то говорил, что у вас одинаковые велосипеды. Как вы делите экипировку от спонсоров? Вы позиционируете себя перед спонсорами как команда? Как у вас это получается?

Тревор Вуртеле: Да, мы всегда пытались выступать командой. С самого начала нашей карьеры, когда мы еще выбирали первых спонсоров, мы стремились, чтобы у нас был один спонсор, и чтобы не было конфликтов между брендами. Ведь мы тренируемся и фотографируемся всегда вместе, как же мы можем быть на разных велосипедах или в кроссовках от разных производителей?


GTN: У вас общий Инстаграм. Как вы это делаете? Кто из вас отвечает за сообщения? Если я пишу сообщение команде Вуртеле, к кому я обращаюсь?

Хезер Вуртеле: Это наш большой секрет! Люди часто не знают, кто из нас отвечает им, и это забавно. У нас похожее чувство юмора. Просто отвечает тот из нас, кому в данный момент больше хочется пообщаться в социальных сетях. Нам так больше нравится. Это проще, чем иметь два аккаунта в сетях, это реальнее, и это объединяет нашу команду.


GTN: Продолжая тему работы в команде: как вы планируете ваши гонки и остальной календарь сезона? Вы всегда участвуете в одних и тех же гонках? Ведь есть же гонки, которые подходят одному из вас больше, чем другому, и наоборот? Как вы решаете такие вопросы?

Хезер Вуртеле: Мы однозначно предпочитаем участвовать в одних и тех же гонках. Если мы заявлены вместе, мы можем вместе готовиться, у нас один уровень нервозности...Но, например, в этом году в Ironman Canada могут участвовать только мужчины-профи. Поэтому Тревор готовится к этому соревнованию, а я, вероятно, сосредоточусь на подготовке к «половинке» на Чемпионате мира. Так что наши графики немного разойдутся осенью. Обычно мы просто выбираем старты, которые каждый из нас хочет сделать, и потом думаем, как нам сделать их вместе, и как мы можем помочь друг другу в подготовке к ним.


GTN: Тревор, а какие советы ты мог бы дать участникам возрастных групп в триатлоне, которые выступают семьей? Какую поддержку они могут оказать друг другу? Что вы с Хезер поняли из вашего опыта, о чем бы вы хотели знать перед тем как начать выступать вместе?

Тревор Вуртеле: Если вы участвуете в одной и той же гонке, вы оба будете испытывать стресс. Мне кажется, надо получать от триатлона удовольствие. То есть для нас это очень серьезный спорт, это наша работа, но мы стараемся сдерживать эмоции, не сходить с ума. Знаете, если вы участвуете в триатлоне ради фана, как любитель, то вам не нужно воспринимать гонку слишком серьезно.
Вы оба должны получить удовольствие. Конечно, надо выручать друг друга. Я обожаю моменты, когда мы с Хезер вместе на триатлоне, я вижу ее, и она имеет шансы на победу, или просто бежит мне навстречу. Я финиширую и после этого стараюсь встать на беговой дистанции и поддержать Хезер на последних километрах перед финишем.


GTN: Хезер, если так случается, что ты не участвуешь в соревновании, в котором участвует Тревор, как ты его поддерживаешь? Какие советы ты дала бы тому, кто поддерживает своего мужа или жену на триатлоне?

Хезер Вуртеле: Я должна сказать, что когда я поддерживаю Тревора, особенно на полном айронмене, я очень сильно устаю. Вы на 100% отдаете себя этой поддержке, а контролируете 0%! Этот стресс вы испытываете целый день, постоянно задавая себе вопросы “ну где же он?” и “куда я должна бежать?”.


GTN: И вы должны постоянно перебегать из точки в точку!

Хезер Вуртеле: Да, именно так, поэтому нельзя забывать о себе. Болельщик тоже должен достаточно пить и есть в течение этого долгого дня. Побывав зрителем на айронмене, я чувствую себя более “убитой”, чем если бы я сама его сделала. И, конечно, надо обсудить, какие слова срабатывают для вашего партнера. Что я ему скажу? Я знаю, что мы оба не любим слова поддержки, за которыми ничего нет. Не надо говорить мне “ты молодец!”, если я сегодня плохо выступаю. Надо найти то, что поможет именно мне на этой дистанции. Не надо раздражать, пытаясь помочь.


GTN: В завершение нашего интервью, дайте еще несколько советов из вашего личного опыта о триатлоне вообще.

Тревор Вуртеле: Мы в нашей семье обнаружили, что если кто-то из нас злится без причины, то скорее всего это связано с недостатком калорий. Так что надо просто что-то съесть, и всё будет в порядке!


GTN: Поесть всегда хорошо, я с вами полностью согласна. Вы просто замечательные ребята, большое вам спасибо за интереснейшие факты о том, как вы тренируетесь и работаете, и классные истории.

Результаты Team Wurtele можно посмотреть здесь http://www.teamwurtele.com/results

Перевод выполнен Наталией Борисовой.

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи, пожалуйста, авторизуйтесь

21:21, 14 Июня 2018
Не с одной семьей, а в одной семье. Все-таки Канада - не Египет, иметь много семей не принято.

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи, пожалуйста, авторизуйтесь