Профессиональный велогонщик Адам Хэнсен рассказывает о своем дебюте на Ironman

Атлет с пятнадцатью Гранд турами за спиной знает толк в умении потерпеть!

TRILIFE.RU
1647
0
2019-11-12T21:45:55+03:00
1125 2000

Еще один профессиональный велогонщик (причем, действующий) попробовал триатлон на вкус. Это австралиец Адам Хэнсен, выступающий за велокоманду Lotto-Soudal. В этом году он проехал “только” Giro d’Italia. А “только” потому что в его долгой активе на позиции грегари 15 полностью законченных Гранд-туров. Это означает, что только в рамках них он проехал более 38 000 километров, поднялся на 700 километров вверх. Адам не раз развозил на финише великого немецкого спринтера Андре Грайпеля. Так что этот год с лишь одной “Джирой” получился достаточно легким для Адама. Поэтому он решил попробовать себя в триатлоне. И сразу – на “железке”. 2 ноября на Ironman Florida он занял 38 место и 8 место в достаточно конкурентной AG 35-39. Плавание чуть дольше часа, велосипед за 4:15:23 и марафон за 3:37:03 – 9:05:54 на финише.

Журнал Triathlete встретился с новоиспеченным триатлетом во время его восстановительной недели.


Когда впервые возникла идея сделать Ironman, и как отреагировали твои товарищи по команде, узнав об этом?

Я всегда хотел сделать “железку”, это всегда было в уме. Во многом я принял это решение, потому что в этом году у меня было мало гонок, а я человек активный. Говорить моим партнерам по команде было немного рискованно. Я не хотел делать вокруг этого много шума, а просто хотел пройти дистанцию, получив положительные эмоции и фан. Я не хотел, чтобы все знали об этом и говорили об этом. Я действительно просто хотел насладиться атмосферой. Виктор Компенартс (партнер по Lotto-Suidal) начал мне даже завидовать. Теперь он точно пройдет хотя бы Ironman.


Ты выбрал IM Florida из-за удобных сроков или потому что там плоские и простые этапы?

Я бы предпочел более сложную трассу. Бег в гору задействует те же мышцы, что и велосипед, а более сложный велосипедный этап сработал бы в мою пользу. Более жаркие и влажные температуры были бы идеальными, я же из Кернса. Сначала я думал о Малайзии, но в эти выходные у нас был день команды Lotto-Soudal. Поэтому остановился на Флориде и не пожалел. Я был очень счастлив, проведя там время. Я на самом деле хотел бы вернуться в следующем году, хотя трасса вовсе не идеальна для меня.



После гонки ты пошутил, что перед следующий гонкой обязательно побегаешь. Сколько беговых и плавательных тренировок ты реально сделал?

Да, в следующий раз я бы сделал все по-другому. Перед этим стартом все было  впопыхах. Я не сделал ни одного брика, проведя несколько беговых тренировок перед травмой лодыжки за месяц до старта. Чуть не отменил идея с Флоридой, я даже на велике кататься не мог. Время было моей главной проблемой, а большинство беговых тренировок я сделал на дорожке. После последнего этапа Тура Гуанси (22 октября) я пробежал 10 км на дорожке в отеле, а потом несколько раз по 5 км.  Плавание я тренировал в 25-метровом бассейне. С водой у меня все не так плохо. В основном я работал над техникой и чувством воды, потому что физики от велосипеда мне хватает. Осенью я был В Гонконге и Дубаях, где успел поплавать 6 раз в открытой воде. 


С точки зрения энергозатрат и усилий похожи ли Ironman и Гранд тур между собой?

Совершенно разные виды состязаний. Для меня может быть даже более разные, чем для триатлетов. Они могут двигаться быстрее меня, совершенно себя не жалея. Моим ограничивающим фактором было преодоление бега. Очевидно, что мои аэробные способности очень хорошо развиты, но вот ударная нагрузка во время бега… Я замедлялся и кричал своим ногам “Ну же!”. Примерно после 25 километра (что было моей самой длинной беговой дистанцией до старта) длина моего шага резко сократилась. Я был в порядке, но мои сгибатели бедра уже не хотели сотрудничать со мной. Просто не мог бежать быстрее, и это было неприятно.  С точки зрения общих энергозатрат, то я сжег примерно 6600 калорий, что намного больше, чем в тяжелый день на Гранд туре. Может, только 1 этап тура был таким же энергозатратным за всю карьеру. На Гранд туре один день точно легче чем стартовый день Ironman, но если взять все 3 недели в седле, то это очень жестко.  После гонки я не мог ходить один день. Еле смог забрать велик из транзитки. Я был в норме, но вот мышцы ног после марафона… Сейчас, спустя несколько дней после старта, мои ощущения можно сравнить с постграндтуровскими.


Несколько человек в соцсетях отметили, что думали, что ты проедешь быстрее свой велоэтап. Считаешь ли ты, что мог проехать свой велоэтап быстрее или ты просто сохранял свои ноги для бега?

Если честно, у меня подседельный штырь уехал немного вниз, и я останавливался, чтобы его поправить, на это ушло сколько-то времени. ТТ-руль и лежак я поставил прямо перед это гонкой, даже не обкатывал, так что позиция была для меня абсолютно новой. Она была высокой и безопасной – такой, после 4 часов в которой я смог бы бежать. Я мог бы ехать быстрее, да, но я чувствовал себя не комфортно, ведь я никогда не ездил в ТТ-позиции. Если бы проехал еще раз велоэтап, то я мог бы улучшить на 5 или 10 минут максимум, но никак не на 14, как самый быстрый парень на велоэтапе в тот день.  Я и не пытался проехать велоэтап с лучшим временем. Может быть, я мог бы, но это означало было DNF на беге. Я боялся того момента, когда вдруг я на беге пойду пешком. Поэтому просто хотел финишировать бегом, насладиться стартом, Флоридой и атмосферой дня. 

Adam Hansen Адам не успел как следует настроить свою посадку перед своим первым стартом. Photo: Finisherpix.com


Что было плохо, а что хорошо в этот день?

Худшим было видеть то, как мой пейс падает с 4:20 до 6:30 на 17 километре марафона. Шаг сократился, мышцы были на грани судорог. В тот момент я просто хотел закончить гонку.  Топ-момент дня? Их много: быть на старте в толпе энтузиастов спорта; плавание в открытой воде; зрители и поддержка на пунктах питания. Наблюдать за лицами людей, которые узнали меня и спросили, не Адам ли я Хансен, и какого черта я там делаю. Я ответил им, что пытаюсь делать то, что они делают! Просто находясь там я испытывал положительные эмоции.


Очевидно, что ты хорош в велогонках. Но как ты думаешь, увидим ли мы еще про-велогонщиков на стартах Ironman? Либо, как ты – в рамках отпуска из команды, либо, как Эндрю Талански и Кэм Вурф – на “полный рабочий день”?

Это сложно. Велоспорт - очень традиционный вид спорта, там не приветствуются перемены. Так что я не думаю, что будут менять спорт другие парни. Плюс, это Ironman, это не прогулка в парке. Это серьезный тяжелый спорт. Кэма Вурфа даже нельзя назвать бывшим велогонщиком, потому что он не особо бывший. Он был профессионалом в гребле, потом в гонках, сейчас в триатлоне, а через 3 года найдет себе еще один вид, где станет так же хорош. Таких, как он, в про-пелотоне немного. Еще я думаю, что основное ограничение исходит от руководителей велокоманд, которые не допускают, чтобы их действующие гонщики занимались другими видами в сезон. Я знаю, что у EF (Education First Pro Cycling Team) есть альтернативная программа, и я слышал, что они ищут триатлета/велосипедиста. 

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи, пожалуйста, авторизуйтесь