Блог Саттона. История одного будущего чемпиона мира

Мир глазами Сириля Невё

TRILIFE.RU
1549
0
2020-09-08T12:44:57+03:00
800 1200

Среди триатлетов Сириль Невё известен в качестве директора фестиваля триатлона, который проводится каждый год в знаменитом курорте Альп д'Юэз. Во Франции Сириля также знают как одного из лучших триатлетов на длинной дистанции, выигравшего на протяжении своей 15-летней карьеры некоторые известнейшие французские гонки, в том числе Чемпионат мира в Ницце в 2002 году.

В команде "старого дока" он запомнился как мальчик, у которого была мечта, а также характер и решимость воплотить её в жизнь.

Альп д'Юэз - это дом Сириля. Каждые пару лет велогонка "Тур де Франс" заставляет спортсменов страдать на ведущем к нему серпантине с 21 поворотом, а Сириль каждый год проводит там триатлон, и, поверьте мне, это не гонка для слабонервных. Да, адское зрелище подъема по этим языкам серпантина известно всем, но это только часть соревнования. Директор гонки считает, что одного этого испытания будет мало. Действуя в духе традиций длинного триатлона, Сириль решил возродить сходство с “Тур де Франс”, а это значит, что перед знаменитым заключительным 13-километровым подъемом-убийцей нужно заехать еще в два подъема. И конечно за этим должен следовать 20-километровый бег на высоте 1860м.   Теперь вы понимаете, почему имя Сириля и слово “халява” как-то не складываются в одном предложении. То, что это действительно так, станет ясно из нашей короткой, но совсем не обычной истории. Речь пойдет о мальчишке, у которого была мечта, но не хватало таланта для ее осуществления. 

Это также история любви, первая из многих в команде Трисутто. Но, самое главное, это история о силе духа и твердости, в которые было трудно поверить, не увидев своими глазами, особенно в те времена, когда Сириль ещё не был знаменит, а, наоборот, служил предметом острот более талантливых французских спортсменов.

Итак, давайте начнем эту трилогию о мальчике, каким я его встретил, о том, как он был членом нашей команды, и о том человеке, которым он стал. На протяжении всех трёх этапов его роста я с гордостью называл Сириля своим другом.

Сириль начал заниматься триатлоном в своем родном Динане, маленьком бретонском городке. Учился плавать, а ещё у него были отец и дядя, которые, как и многие французы, каждую неделю в свой единственный выходной занимались любимым делом: выезжали на велосипедах и часами гоняли среди полей по проселочным дорогам Бретани. Этот регион Франции знаменит многими вещами, но если говорить о велосипедном спорте, то его прославил пятикратный победитель “Тур де Франс” Бернар Ино и его любимые ветра-мистрали.   Эти ветра дуют с пугающей силой, но особая порода бретонских велосипедистов больше всего на свете любит померяться силами под их порывы и завывания. Сам Ино однажды сказал мне, что именно ветра сделали его великим велогоном. На протяжении нашей пятичасовой беседы он поведал, что они сделали его великим горным гонщиком, а позже добавил, что и великим раздельщиком. Я уже начал подозревать, что Ино расскажет мне на этой полной открытий встрече, как они сделали его великим пловцом, так как, по его словам, именно ветра сделали из него великого бегуна! 

"Теперь Вы понимаете, месье Триатлон, что я стал бы лучшим триатлетом в мире, если бы триатлон существовал в мои юные годы. Я был не только лучшим велосипедистом Бретани, но и чемпионом в беге на 3000 метром и лучшим пловцом на 150 метров в одно и то же время."   Бернар Ино, даже ушедший десять лет назад на пенсию Бернар Ино, не производил впечатление человека, у которого самоуверенность является слабым местом, а скромность - одной из сильных сторон. Честно говоря, я тогда подумал, что он врёт и не краснеет. Тем не менее, и в самом деле, Бернар Ино был чемпионом и в плавании и в беге в те времена, когда он выступал за свою первую профессиональную велокоманду. Он вполне мог бы быть лучшим триатлетом и Франции и мира, если бы тогда были триатлеты.

Я веду к тому, что эти велосипедные традиции Бретани, эти мистрали заворожили молодого Сириля, и вскоре он вступил в триатлонный клуб города Ренн. Он умел ездить на велосипеде, плавать, и, наверное, кто-то в триатлонном клубе учил его бегать.

Именно в триатлонном клубе Ренна меня познакомил с Сирилем его тогдашний спонсор, Луи Ле Дафф. Я не ожидал такой встречи от Луи, бескомпромиссного и очень успешного бизнесмена, который при этом мог быть и очаровательным человеком. Он сказал мне: "Я бы хотел попросить Вас помочь Сирилю. Он хороший мальчик. Наши тренеры считают, что у него не так уж много таланта, но родители его хорошо воспитали, и он так старается! Не могли бы Вы закрыть глаза на то, что он медленный, и разрешить ему присоединиться к Вашим тренировкам вместе с моим сыном?”

Так как Сириль тогда не говорил ни слова по-английски, я не смог составить о нем хоть какое-то мнение. Он просто смотрел на нас с большой дурацкой улыбкой, которая сразу располагала к себе. Мы протестировали его, и выяснилось, что Луи не лукавил: мальчик не соответствовал стандартам команды Сутто. Но он настойчиво говорил нам через переводчика, что всегда будет стараться изо всех сил, и с ним не будет проблем. Луи кивнул, подтверждая, что мальчик всегда держит слово и никогда не причиняет неприятностей. Так оно и оказалось.

Сириль присоединился к нашей группе, и хотя ему было трудно влиться в неё из-за незнания английского, он тренировался так, как будто от этого зависела его жизнь. Он продолжал крутить до тех пор, пока не отказывали мышцы. Он начал прогрессировать в спорте гораздо быстрее, чем в изучении языка, но его английский меня не волновал, да и я сам не пытался выучить французский. Обсуждать с ним субъективное восприятие усилий (RPE) не было нужды, так как Сириль просто выкладывался по полной на каждой тренировке чтобы не отставать от остальной группы.

Иногда он настолько уставал, что я давал ему выходной и показывал жестами "кровать". Он мгновенно понимал, что я имею в виду, и впадал в спячку на день или два. Его тренировочная дисциплина была фантастической, и поэтому, несмотря на его слабый английский, я позвонил его спонсору и сказал, что был бы рад взять его потренироваться в мою группу в Австралии на один сезон, так как там, по моему мнению, он мог бы продолжать развиваться и получить шанс представлять Францию на юниорском уровне.   Сначала Луи был немного озадачен."Бретт"сказал он:"У мальчика нет денег, и он не особо талантлив. Неужели у Вас в Австралии есть какая-то волшебная палочка, которая превратит его, нынешнего, в профессионала? Что-то не верится.” Так мы впервые поспорили, и я сказал:"Луи, если он поедет и справится с жизнью вдали от Франции, он вернется настоящим спортсменом. Обещаю."

Луи сразу возразил, что мальчик плохо говорит по-английски и вряд ли выучит хоть что-нибудь до отъезда. Я пообещал, что поселю его с одним из спортсменов нашей команды, и что мы позаботимся о нём. Луи поразмышлял секунд десять и перекинул галстук через плечо (что всегда было признаком того, что он собирается принять решение). Затем он позвонил Сирилю, и они поговорили еще около десяти секунд. Наконец, Луи повесил трубку, повернулся ко мне и сказал:

"Хорошо, я оплачу его поездку. Он хочет поехать, а Вы, как я вижу, желаете ему помочь. Так что, и я, конечно, помогу.”   И по мановению руки мальчик из Динана отправился в Австралию, чтобы стать триатлетом-профессионалом. В его арсенале было плохое плавание, он мог немного ездить на велосипеде, кое-как бегал и не говорил по-английски. Впереди был уж точно не скучный сезон.


Продолжение следует...


Текст с разрешения Бретта Саттона перевела Наталия Борисова.

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи, пожалуйста, авторизуйтесь