Отчет: IRONMAN Regensburg 2010

1 Августа 2010 года это свершилось Василий Мозжухин и Алексей Панферов получили статус Железного человека !!!

TRILIFE.RU >
1815
8
2010-10-08T01:00:51+04:00
Город Регенсбург — очень маленький и уютный баварский городок. Расположен на берегу реки Дунай. До сих пор его речной порт является важным логистическим пунктом Германии. Население едва превышает 200 тыс. человек. Ближайший аэропорт — Мюнхен — находится в 110 км. Центр города очень красивый. Узкие улочки пестрят магазинчиками, барами, пиццериями. В центре города находится одна из основных достопримечательностей — старый мост. С моста открываются шикарные виды. Туристы непременно заходят сюда, чтобы сфотографироваться на фоне старого города. Заезд Наш мини-вэн, специально купленный для таких поездок, туго набит великами, для чего полностью демонтирован последний ряд сидений. На пассажирских местах — моя супруга Таня и младший сын Макс. Перед официальным стартом мы собираемся покататься на велосипедах по окрестностям Регенсбурга всей семьей. К нам должен присоединиться мой друг Андрюха Добрынин, который, чтобы поддержать меня, специально летит к нам из Испании. Ему тоже везем велик. Приезжаем в среду 28 июля — за день до официального открытия спортивного уик-энда. Дорога на машине из дома в Форте-дей-Марми заняла чуть более 8 часов. Проехали 810 км по дорогам Италии, Австрии и Германии, пересекли Альпы. Регенсбург встречает дождем и десятиградусной прохладой, что после +30 в Италии кажется суровой русской осенью. Начинаю немного нервничать, ведь все мои тренировки проходили в полуденный тосканский зной: историческая справка погоды этого сезона в Регенсбурге указывала на вероятность температуры в диапазоне 26–30 градусов. (Надо сказать, что пара месяцев длинных тренировок у себя в Италии при высокой температуре и влажности здорово адаптировали мой организм к экстремальным погодным условиям. Я никогда раньше и не думал, что смогу бегать целый час со скоростью 13 км/ч при температуре +37 и под палящим солнцем, и это после шести часов велосипедной части тренировки в аналогичных условиях.) Ну ничего, холодно — не жарко. Нервничать точно не стоит — успокаиваю себя я, а через несколько минут понимаю, что нервничаю еще больше. Заезжаем в отель. — Вы на Ironman? — спрашивает нас приветливый владелец. — Да, а как вы угадали? — А у нас тут аншлаг чуть ли не в первый раз, номера все под завязку выкуплены благодаря участникам и их группе поддержки. Регенсбург принимает Ironman в первый раз, и это целое событие для города. На старте будет присутствовать мэр. Логистика отработана идеально с немецкой педантичностью. На фото виден специально подготовленный дорожный знак (установлен капитально). «Проезда нет — IRONMAN» 29 июля, четверг — первый официальный день спортивного уик-энда С утра звонит телефон — это мой друг и будущий Iron-брат Вася Мозжухин. — Леха, тут чума, холодно. Я вчера залез на горку. Тяжеляк. Хочу повторить сегодня, ща заеду за тобой. Кладет трубку. Я даже толком ничего не успеваю ответить. Из Васиной тирады понимаю, что он вчера при холодной погоде в дождь проехал основную горную часть трассы, по которой нам ехать Ironman. Слово «тяжеляк» говорит мне о том, что перепад большой и трасса в целом непростая. Если Вася снова туда засобирался, значит вчера у него что-то не сложилось. Мы с семьей, Васей и его супругой Светланой едем в сторону дороги, где пройдет официальная велосипедная трасса соревнований. Подъезжаем к началу горного этапа, собираемся залезать на велики, и тут начинается ливень, который вынуждает нас поменять планы и сделать drive the course вместо ride the course. Короче, мы проезжаем все 40 горных километров на машине. Удивлен, но после Тосканы трасса меня совсем не пугает, даже наоборот, несмотря на заявленный перепад высоты в районе 2,5 км, она мне кажется весьма легкой. «Нет серпантина, и спуски позволяют разогнаться до 80 км/ч», — думаю я. После обзора трассы едем к месту водного старта — озеру ГуггенБергерЗее. Увиденное меня вновь радует. Озеро длиной 900 и шириной 400 метров скорее похоже на большой бассейн, чем на открытый естественный водоем. О волне и речи нет. По периметру все озеро окружено высокими деревьями, так что даже небольшой ветерок туда прорваться не в состоянии. Над зеркальной гладью стоит густой туман, я снова начинаю немного нервничать, так как не силен в навигации на открытой воде. Дождь прекращается, и мы с Васей решаем сделать brick. Едем на великах 40 минут в быстром темпе — держим 230 ватт в аэропозиции. Вася постепенно отваливается, я останавливаюсь и жду его. Вася достоин уважения — еще три дня назад он в лежку лежал на кровати с температурой 40. Десять дней ангины тяжелой формы его здорово ослабили. Он не тренировался две недели, выпил кучу антибиотиков и теперь страдает от дисбактериоза. Вася даже не хочет слышать о том, что не выйдет на старт после двух лет, потраченных на постоянную подготовку. Может, конечно, я не прав, но я его в этом поддерживаю — я такой же, как он. И теперь я его близкий родственник — Iron-брат. На берегу озера с нами приключается интересная история — мы знакомимся с приехавшими для участия в контрольном велозаезде американцами. Ими оказываются Дэн Орловски и Том Нол — участники первого в истории Ironman на Гавайях в 1978 году. На них — потрепанные именные оригинальные футболки, выпущенные в честь того старта. Дэн финишировал третьим, а Том — шестым из пятнадцати стартовавших атлетов. До финиша добрались лишь двенадцать человек, одиннадцать из которых до сих пор здравствуют, а один умер два года назад от рака. Дэн и Том рассказывают нам подробности того соревнования, а мы восхищаемся их мужеством первопроходцев. Меня и Макса больше всего поражает, что вместо стандартных aid-stations участники использовали различные точки уличного питания, в частности Макдоналдс. Ветераны, в свою очередь, приходят в восторг от майки Макса Ironteens, заработанной им за участие в детском дуатлоне в Швейцарии. Мы еще долго общаемся и делаем коллективные фотки. Потом я бегу 4 км вокруг озера, а Вася решает «попробовать руку»: надевает гидрик и плывет в тумане до ближайшего буйка и назад. Тренировка закончена, и мы ей весьма удовлетворены; теперь и перекусить не грех. В центре города находим прекрасный итальянский ресторан. Несмотря на то, что мы в Германии, рестораны с другой кухней попадаются крайне редко. Еда очень вкусная, хотя и отличается от той, к которой мы привыкли в Форте, даже при том что владельцы и шеф-повар родом из Тосканы. Перекусив, спешим на регистрацию. Ironman, конечно, зажигает — они как-то сумели арендовать под штаб соревнования исторический домик в самом центре старого города, потеснив краеведческий музей. Нам вручают наши «стартовые пакеты» с номерами, браслетами, информационными буклетами и рекламной продукцией. Несмотря на рекордное количество зарегистрированных участников в размере 2,5 тыс. человек, никакой толпы и в помине нет. Все до деталей продумано и соответствует лучшим немецким стандартам.   Раскрыв пакет, сразу смотрю на свой стартовый номер и уже представляю себя на трассе. Сразу краснею и ощущаю участившийся пульс. Волнение накатывает волной, и я пытаюсь себя отвлечь легким шопингом в расположенном совсем рядом магазине фирменной атрибутики соревнований. Помогает слабо, к тому же выбор очень небогат. Видимо, сказывается тот факт, что город встречает столь значительный старт в первый раз. До кучи продают остатки товаров с символикой Ironman Frankfurt European Championship, прошедшего три недели назад. Она гораздо интереснее, но размеров нет ни на меня, ни на Таню, ни на Макса. Засим мы решаем покинуть штаб соревнований и спешим на Экспо, которое тоже, пожалуй, уступает тому, что удалось увидеть ранее и в Рапперсвиле (Швейцария), и в Монако. На скорую руку ужинаем в простенькой пиццерии, чтобы пораньше лечь спать, так как на пятницу запланирована большая программа, да и вообще надо перестраиваться под ранний подъем перед стартом в воскресенье. Таня и Макс меня в этом поддерживают, и мы ложимся спать в 22:00, несмотря на выработанный за время пребывания в Италии расслабленный график с отбоем после полуночи. 30 июля, пятница, второй официальный день спортивного уик-энда Мы просыпаемся часов в 8 утра от яркого солнечного света. Ура — погода поменялась, и похоже, что запланированная на сегодня велопрогулка вдоль Дуная должна пройти на славу. Сразу думаю о том, что было бы здорово и в день старта проснуться вот таким же выспавшимся и в таком же отличном расположении духа. Весь день проводим вместе с семьей, катаясь на велосипедах по окрестностям Регенсбурга. Ужинаем вместе с Васей и Светланой. На следующий день должен прилететь из Испании Андрей Добрынин, а из Штатов — мой тренер Дэвид Вордэн с женой Ребеккой. Снова удается организовать ранний отбой. 31 июля, за день до старта Просыпаюсь в 6 утра и ощущаю колоссальный прилив сил. Вот бы стартовать сегодня — порвал бы всех. В 6:15 я уже внизу, где меня ждет Дэвид, а еще через пару минут на ранний завтрак к нам присоединяется постепенно приходящий в себя Вася. Мы спешим к озеру, чтобы сделать стандартный предстартовый разогрев 20-20-20, то есть по 20 минут плавания, велика и бега в интервальной динамике с минимальными перерывами. Немного смущает, что несмотря на солнечное утро температура воздуха не превышает 12 градусов, а над водой стелется густой туман. Опять ощущаю себя на линии старта и еще больше нервничаю. Слава богу, рядом Дэвид и он успокаивает меня в своей стандартной философской манере типа «ты не один такой, на старте все волнуются, и даже профи, которые занимаются этим всю жизнь. Побеждает тот, кто умеет этими эмоциями управлять». Туман говорит о том, что нет ветра, а это очень важно для всех ста восьмидесяти велокилометров.      Дэвид пейсит нас с Васей в тумане. Вода градуса 22–24. Из-за прохлады, стоявшей пять дней, озеро сильно остыло, и вероятность того, что гидрики разрешат, весьма высока (замер температуры воды производится утром в день старта, и судьи выносят вердикт if wetsuits are legal при температуре ниже 24,6 градуса).  Это круто! Особенно для меня. Я очень плохой пловец, и мой результат в гидрике процентов на 10–15 выше, чем без него. Тут следует сказать, что у нас с Дэвидом весьма агрессивный временной план на гонку. Предполагается, что будет успехом финиш со временем чуть менее 11 часов из расчета swim 1 ч. 25 мин., T1 4 мин., bike 5 ч. 30 мин., T2 4 мин., run 3 ч. 55 мин. Итого 10 ч. 58 мин. Для меня этот план звучит нереально.  Я, конечно, очень много тренировался и набрал прекрасную форму. Наверное, еще ни разу в жизни я не ощущал себя столь сильным и полным энергии, но мои предыдущие результаты говорили о том, что я скорее готов ко времени в диапазоне 11 ч. 30 мин. — 12 ч.  Свой контрольный старт в швейцарском Half-Ironman в июне я с треском провалил, финишировав за 5 ч. 18 мин. на сравнительно несложной трассе (хотя бы по сравнению с 70,3 в Монако).  При этом начиная с 55-го километра на велосипеде я страдал от судорог и не понимал, что же со мной будет происходить при дистанциях в два раза больше.  Принято считать, что твой реальный ориентир в полном Ironman калькулируется как двойное время половинчатой дистанции плюс один час, то есть я был вправе надеяться на что-то около 11 ч. 40 мин. при условии, что не буду страдать от судорог по крайней мере до последних 10–15 км марафона.  Возвращаясь к плаванию, уже можно было говорить о том, что график Дэвида основан на гонке в гидрокостюме. Без него было бы счастьем вылезти из воды с результатом 1 ч. 40 мин.   После заплыва мы вдвоем с Васей едем на велике. Мы крутим в третьей зоне мощности 15 минут (предполагается, что заключительные 100 км велодистанции я буду работать именно в ней) и после этого бежим двадцатиминутную интервалку с Дэвидом с базовой скоростью 12 км/ч и четырьмя двухминутными ускорениями до 18 км/ч. Вася ни разу не отстает, хотя я вижу, как тяжко ему приходится. Дэвид дает последние указания по моей технике бега. Васю он даже не поправляет — он работает полутораметровыми шагами с мощнейшим ударом на пятку (говорит, что проблема с коленями пока его не догнала). Дэвид переживает за будущего Iron-брата, но что-либо менять уже слишком поздно — завтра старт. После этого мы расстаемся с тренером, и я спешу забрать из отеля прилетевшего ночью Андрюху. Нас ждет еще одна расслабленная прогулка на великах вдоль Дуная. Я реально отдыхаю перед стартом и еду рядом с Максом и Танюхой все два часа. Добрый же носится на космической скорости вокруг нас кругами. Ему завтра не надо стартовать, и он реально жжет. Я еду в велоформе команды «Тинькофф Кредитные Системы», подаренной мне самим Олегом, и по дороге встречаю еще одного велосипедиста в цветах этой команды. Он мне улыбается, и я его приветствую в ответ. Олег — маркетинговый гений. Я удивляюсь, как широко распространяется его популярность. Хотя скорее не удивляюсь, а просто еще раз убеждаюсь в том, что в вопросах продвижения бренда он по-настоящему велик. А вот и настает время предстартового ужина. И снова здорово, что рядом Дэвид. Он вселяет в меня какую-то ранее не ведомую мне уверенность. Танюха, Макс и Андрюха меня тоже поддерживают тем, что мы в основном говорим о сегодняшнем велопробеге и местных красотах и мало вспоминаем о предстоящем старте. На этом месте стоит сделать краткое отступление и сказать о том, что с детства я страдаю так называемым синдромом соревнования, то есть необоснованно нервничаю и тем самым заметно уступаю себе же самому образца предстартовых тренировок. В детстве, в теннисной секции я под орех разделывал многих ребят, имевших аналогичные моему разряды, а вот на соревнованиях стабильно проигрывал и им, и тем, кто в табеле о рангах был слабее меня. Что же касается триатлона, то и тут с волнением не удавалось справиться: в сентябре 2009 года перед стартом в Half-Ironman в Монако я спал всего пару часов, и те в холодном поту, а в марте этого года в Абу-Даби перед элементарной дистанцией 1,5—100—10 и вовсе не смог заснуть. И не то чтобы это сильно влияло на мой результат, но моральных сил убавляло заметно — а впереди ПОЛНЫЙ Ironman. Все мои знакомые и коллеги ждут от меня подвига, я готовился два года и не могу облажаться. Я обязан сегодня выспаться. В 9 вечера мы уже в отеле и собираемся спать. Подъем намечен на 3:30 утра. Мы совершаем необходимый ритуал — Таня и Макс нестираемым маркером пишут мне на запястьях самые важные пожелания. Танюха мне говорит, что как бы я ни финишировал, я все равно лучший. Разрисованный и счастливый, я быстро погружаюсь в сон. 1 августа, утро, день старта Ironman В 3:30 звонит будильник, и я просыпаюсь с мыслью «ура, я выспался», а уже через секунду думаю: «Ну вот, Алексей, и пришел этот день; ты готовился к нему два года, и скоро настанет момент истины». Я удивляюсь себе — где волнение? Где свойственный мне предстартовый мандраж? Ничего такого и в помине нет. На завтраке в 4 утра все столики заняты, и я понимаю, что все наши соседи сегодня встанут рядом со мной на стартовой линии. Несмотря на раннее время, рядом с атлетами члены их семей. У одного немца в качестве фан-группы выступают супруга и две дочки, которым на взгляд лет 5–6. По глазам видно, что они гордятся папой и с нетерпением ждут того момента, когда под голос диктора «Franki, you are an Ironman» пробегут с ним заключительные 200 метров марафона и пересекут финишную черту под овации многотысячной аудитории, заполнившей трибуны. Мой сын Макс с не меньшим волнением ждет этого же. Он и Танюха верят в меня, и на данный момент это самое главное. Андрюха тоже не спит, а завтракает вместе с нами. Глядя на него, я понимаю, что он представляет себя на моем месте и (хоть мне этого и не говорит) решает в этот момент сделать Ironman. А я уверен, что он к этому практически готов уже сейчас. За завтраком царит атмосфера братства. Мы не знаем друг друга, мы из разных стран, но есть теплое ощущение взаимного уважения, и это добавляет остроты моменту. По нашему с Дэвидом плану питания за время утренней трапезы я должен поглотить около 850 ккал в виде белков и углеводов. Яичница из четырех яиц, овсянка на воде, 300 г творога с медом идут на ура. Добиваю все двумя чашками немецкого американо с тремя многозлаковыми булочками, намазанными медом. И тут еще одно «ура» — мой желудок расстается с лишним весом без проволочек — ну просто праздник какой-то. В 5:15 мы выдвигаемся к месту старта. Старт Не доехав три километра до озера, мы попадаем в жуткую пробку и понимаем, что к месту старта со всех сторон спешат не только атлеты, но и огромное количество зрителей. Чтобы себя обезопасить, многие выходят из машин и бегут к озеру, держа в руках стартовые пакеты и насосы. Мы проявляем терпение и потихоньку движемся в сторону парковки, устроенной на специально скошенном для этого мероприятия поле. От парковки до места старта идем быстрым шагом пару километров, и я решаю, что это прекрасная разминка. К тому же, на улице прохладно. Датчик температуры в машине показывает 12 градусов. Я почти не волнуюсь — мы с Дэвидом решили, что первую половину велогонки я поеду в длинных перчатках, так как охлаждение на скорости идет прежде всего через кисти рук. Когда солнце согреет воздух, я просто должен буду выбросить перчатки. Перед транзитной зоной нас встречает как всегда позитивный Вася. Он уже в гидрике по пояс, а на правой руке у него как всегда закреплен профессиональный фотоаппарат Cannon с огромным телевиком. Я вообще думаю, что он даже с ним спит, и не удивлюсь, если он забудет отстегнуть его перед стартом. Вася делает кучу фоток и говорит, что он мечтал об этом дне всю свою жизнь. Я бегу к велику, чтобы накачать колеса, налить воду во фляги и в последний раз проверить свое место на транзишене. И тут дела начинают идти не так здорово, как я бы хотел. Сначала судья-информатор объявляет, что в течение пяти минут транзитная зона должна быть освобождена, а потом случаются проблемы с накачиванием заднего колеса. Из-за высокого профиля аэродинамической накладки золотник камеры удлинен специальной насадкой, и похоже, что она начала пропускать воздух. Несмотря на выгоняющего меня судью, я продолжаю работать над задним колесом. Мне вроде удалось его подкачать, но датчик не показывает давления, и мне остается надеяться на удачу, что техника в этот день меня не подведет. И даже этот неприятный момент не выбивает меня из колеи. 6:45, и перед отправлением к линии старта мы делаем финальные фотографии. Дэвид в шутку говорит, чтобы я встал прямо за Фарисом Ал Султаном (немецкий PRO, главный фаворит гонки) и пытался удержаться за ним хотя бы метров 500. Мы с Васей одними из последних проходим через надувную желтую арку и оказываемся позади 2,5 тыс. атлетов, выстроившихся в десятки рядов на узкой линии пляжа. Похоже, план стартовать с первой линии провален. Но совершенно неожиданно для меня в свои руки инициативу берет Вася и, бормоча на английском что-то типа «мне надо срочно промыть очки», расталкивает толпу и выводит нас на авансцену. Я тоже старательно полощу очки на глазах у судьи, находясь по колено в воде. Звучит голос информатора «до старта 3 минуты», и понятное дело, что мы уже никуда с этого места не уходим и стоим первыми из всей массы, находясь по щиколотку в воде. Судья понимает, что это запрещено, но спокойно отводит глаза — он тоже за нас переживает. Все профики стартуют по шею в воде в десяти метрах перед нами, и прямо перед собой я вижу яркую оранжевую шапочку лидера — это Фарис. Рекомендация Дэвида выполнена, и я стартую за главной звездой соревнования. Сердце колотится как обычно, но я уверен, что на этот раз смогу контролировать свои эмоции. Выстрел стартового пистолета — и толпа атлетов с ревом бросается в воду. В первый раз я четко осознаю, что сейчас мы скорее дикие животные в порыве борьбы за жизнь, чем простые люди, участвующие в соревнованиях. А радует меня то, что в своей животной агрессии я превосхожу многих борющихся за чистую воду конкурентов и умело работаю всеми частями тела, не боясь ушибов и микротравм. Как впоследствии нам скажет бывший элитный pro Джим Вэйнс: «В воде кто-то непременно уступит, и не позвольте, чтобы слабейшим оказались вы». Я этого правила не знал, но, видимо, что-то чувствовал. Я плыл и думал о том, что главное — поймать ритм и не пасовать в столкновениях при поворотах на буйках. И вообще, за час с лишним плавания успеваешь многое обмозговать. Я понял, что восхищен тем, как мой сын Макс два месяца назад стартовал в своем швейцарском дуатлоне — он просто проплыл по спинам конкурентов, борясь с другими ребятами так, как ему подсказывал инстинкт, ведь я этому его никогда не учил. Я думал о том, какая героиня моя супруга, что, несмотря на ледяную воду (+16), достойно завершила свою самою длинную в жизни дистанцию в эстафете Half-Ironman (1,9 км). Эти и многие другие мысли вместе с пойманным ритмом давали мне все больший и больший заряд сил. Я вообще не уставал плыть, и это было неожиданностью. В целом мне удалось проплыть не меньше 80% дистанции на «чистой воде», что безусловно для меня являлось оптимальным вариантом. Драфтить в воде я так и не научился. По ходу дистанции примерно после второго и после третьего километра у меня начинала съезжать шапочка с очками, но я сумел быстро все поправить, практически не теряя темпа. Я просто начинал плыть на спине, задействуя ноги.     А вот впереди видна яркая желтая финишная арка. Я чувствую, что могу прибавить. Начинаю активно работать ногами, чтобы кровь ушла от головы — это мне позволит минимизировать головокружение при выходе и беге на транзишен. Смотрю на часы — 1 ч. 21 мин. Счастье — я опережаю график на четыре минуты. Бегу к велику и вдруг понимаю, что у меня что-то происходит в желудке. Это что-то заставляет меня бежать назад к туалетной кабинке, что я прежде никогда не делал в ходе соревнований на половинчатые дистанции. Я себя успокаиваю: лучше сейчас, чем слезая с велосипеда на дистанции. Ничего страшного, у тебя гандикап четыре минуты. Выбегая с Т1, я понимаю, что почти весь свой временной запас я растерял. Шесть с половиной минут — это непозволительно долго. Слышу подбадривающий голос Дэвида: «Alexey, well done on your swim. Everything goes great so far!!!» Bike 180K Первые километры на велосипеде прислушиваюсь к себе. Прекрасно, что живот больше не беспокоит. Хвалю себя за терпение на транзишене. Несмотря на утреннее солнце, воздух еще прохладный, думаю, что не более 15–17 градусов. Длинные велоперчатки очень кстати: какое счастье, что у меня есть Дэвид, который обладает огромным опытом и интуицией. Наш план пока работает, и я легко еду в аэропозиции с мощностью 190–195 ватт. Первые 10 км — равнина, и спидометр регистрирует движение со скоростью 39 км/ч. Ветра нет совсем, и это здорово меня подбадривает. Теперь уместно рассказать о нашем с Дэвидом плане на велоэтап:
  1. 1–45 км. Мощность 190–195 ватт.
  2. 46–90 км — 200–205 ватт.
  3. 91–135 км — 220 ватт.
  4. 135–180 км — 235 ватт.
Я прекрасно помню, как облажался в Рапперсвиле на «половинке», когда, несмотря на план в 210 ватт, выкрутил на первых 45 километрах 260. Я помню, как терпел на финише байка, выдавая что-то около 210, и боролся с судорогами на полумарафоне, показав неприличное для себя общее время 5 ч. 16 мин. при ожидании 4 ч. 45 мин. Сейчас я стал мудрее и спокойно отношусь к тому, что меня обгоняет куча народу на первой горке. Вот тетечка с лишним весом пролетела мимо. Смотрю на Garmin, а там уже 220 ватт, и я притормаживаю. Ну очень все легко дается. Лишь бы потом мне всех этих с неспортивными формами обогнать! Питание в этот раз принципиально отличается от предыдущих гонок. С собой только энергетические гели и бары. В одной фляге 800 мл воды, и это ВСЕ! План — съедать каждые 20 минут по упаковке геля или бар марки Sponser (около 200 ккал), обильно запивая водой, то есть 600 ккал/ч. Вторая water-station находится сразу после первого подъема. До нее моих 800 мл хватит, а значит, не будет лишнего веса, чтобы тащить в гору. Наверху залью все емкости. Их у меня на 2,5 л. С гелями и барами чуть сложнее. Мне на пять с половиной часов велогонки их нужно не менее пятнадцати. Они полностью не помещаются, даже если туго набить все карманы моего trisuit и заполнить сумочку, закрепленную на раме. Мы решили разбить провиант на две части. Первую я взял с собой, а вторую Дэвид должен был передать мне на 90-м километре трассы — единственном месте, официально разрешенном организаторами для передачи спортивного питания участникам гонки. На спидометре 30 км/ч, и трасса подходит к перевалу, после которого должен начаться 15-километровый спуск. Причем с минимумом поворотов. После 20 км подъема я совсем не устал, скорее, отдохнул после заплыва. Внизу небольшой угол, и я ставлю максимальную передачу. Держу все те же 200 ватт. Скорость поднимается до 70 км/ч. Понимаю, что обгоняю кучу народу, которая, устав, в горку едет вниз накатом. Прямая 45–90 км. Практически не разгибаюсь, еду экстремально в аэро. Чувствую, что поднимается легкий ветерок. Довожу мощность до 205–210 ватт, а скорость до 40 км/ч. Первый круг пролетает незаметно. Все мысли о вторых 90 км и марафоне. Становится жарко, и я снимаю перчатки. А вот и отметка 90 км и aid-station. Стоит куча народу, я еду вдоль медленно, но Дэвида нет! Ужас, у него все мое питание на остаток гонки. И тут в самом конце живого коридора знакомый силуэт и крик «Alexey, well done! Your first lap is 2 hours 43!» Я останавливаюсь на 10–15 секунд, чтобы распихать гели и бары по карманам. Дэвид контролирует среднюю мощность: датчик показывает 202 ватта. На два ватта выше плана, но это ok! Второй круг велика — лучшие ощущения всей гонки. Держу мощность 220–240 ватт и не устаю. Обгоняю народ пачками. Как потом выяснилось, за 180 км я обогнал 970 человек, и основную массу из них на втором круге. Скорость на прямой 43 км/ч, и она стабильна, несмотря на усилившийся боковой ветер. Усталость накатывает только за 10 км до финиша, и я начинаю вставать на педали, хотя планировалось этого не делать по максимуму, чтобы не нагружать группы мышц, задействованных в беге. Run 42,2 км Линия Т2. Смотрю на часы: 5 ч. 18 мин., то есть второй круг байка был 2 ч. 35 мин. (минус 8 минут к первому!). Я значительно обгоняю план. Волонтеры заставляют самостоятельно парковать байк, и на это уходит лишняя минута. Я бегу через транзитную зону к шатру для переодевания и тут понимаю, что начинает дико крутить живот. Ну вот! Блин! Только не это! На ходу анализирую, что причина в аэропозиции. Последние 50 км я практически не разгибался и запитывался полулежа. Видимо, желудок решил устроить маленькое восстание. Заворачиваю к туалетной кабинке. Триатлонный костюм очень неудобен для рассиживания на очке, и я начинаю терять драгоценные минуты. Пока раздевался и усаживался, живот решил, что достаточно меня наказал, и перестал болеть совсем. Сижу еще контрольную минуту и понимаю, что пора бы уже продолжить гонку. Волонтер в шатре помогает мне застегнуть молнию на моем триатлонном комбезе. Выбегаю на старт марафона, Андрюха кричит: «Молодец, идешь с опережением графика». Часы показывают 6 ч. 54 мин. с момента начала гонки. То есть в запасе у меня 4 ч. 6 мин., чтобы финишировать быстрее 11 часов. Это соответствует средней скорости 10,2 км/ч, но я понимаю, что не исключено, что после 27-го километра с организмом может случиться что угодно. Необходимо увеличивать временной резерв!  План на бег был таким:
  1. 1–10 км — 11,5–12 км/ч.
  2. 11–20 км — 12 км/ч.
  3. 21–27 км — 11 км/ч.
28–42 км бежать, или идти, или ползти к финишу в зависимости от состояния. Планировать что-либо конкретное — бесполезно. Трасса — это четыре круга по 10,5 км в самом центре старого города вдоль Дуная. Первый круг наслаждаюсь видами и улыбаюсь: ведь бегу к финишу! Пусть впереди 40 км, но ведь это уже финишная прямая, к которой я шел почти два года упорных тренировок. На каждом круге трассы вижу Танюху, Макса, Андрюху и Дэвида с Ребеккой. На каждом круге по 3–4 раза я вижу Васину супругу, выбегающую из кустов с огромным фотоаппаратом. Мне кажется, она пробежала не намного меньше нас! Первый круг держу 11,9 км/ч. Отметка 10 км. Дэвид кричит, что все идет по плану, Макс с Танюхой выбегают на трассу и делают фотки. Я беру вторую чучу синего цвета, и это меня вдохновляет (чучу — матерчатая резинка, одеваемся судьями на запястье спортсмена как знак полного прохождения очередного круга на марафоне). Я понимаю, что на трассе со мной по-прежнему все профики, включая Фариса аль-Султана. Круто! Мы бежим где-то рядом. На третьем круге начинает накатывать усталость. Я вдруг понимаю, что бежать на брусчатке с носка не так уж легко, понимаю, что постоянные подъемы и спуски на горочках в парке не такие уж и маленькие. Понимаю, что +32 на улице и солнце все же влияют на меня, хотя по сравнению с большинством я особой жары не чувствую. Я все начинаю чувствовать остро, очень остро. Скорость падает до 11 км/ч, и я с этим ничего не могу сделать. Впереди молодой парень в майке с символикой спортивного клуба Санкт-Петербурга. Я смотрю, что на его руке всего одна чучу, то есть я его обгоняю на 21 км. Я хлопаю его по спине и говорю: «Давай, брат, терпи, немного осталось!» Он меня благодарит, и я убегаю вперед. Но, как оказалось, убегаю недалеко. Дэвид как в воду смотрел — и 28-й километр марафона встретил меня крутым спуском к парку и дикой судорогой задней поверхности бедра левой ноги. Я закричал от неожиданной и резкой боли. Попытался потянуть ногу — и тут начало сводить все остальные мышцы обеих ног. Как потом я выяснил — единственная возможность восстановить ногу после подобной судороги — это постоять согнувшись головой вниз без каких-либо резких движений. Я реально кричал от боли и бессилия. Я не мог ступить и шага, а впереди 15 км бега. Именно бега, ходьба не позволит мне финишировать быстрее 12 ч., а это провал! Сзади голос питерского парня: «Алексей, держи магнезию, поможет». Он передает мне ампулу с магнием и другими солями. Выпив ее залпом, я скорее психологически, чем физически прихожу в себя и через боль продолжаю бег. Бегу рядом с питерцем (позор, но я даже не знаю его имени). Мы бежим рядом, и он мне рассказывает, что эта магнезия мне точно поможет. Я узнаю, что это единственная ампула, припасенная им для похожей проблемы в конце бега, и понимаю, что он свой НЗ израсходовал на меня, даже не задумываясь. Может, кто-то со мной не согласится, но это подвиг! Спасибо, Iron-брат!   Я постепенно прихожу в себя и метров через пятьсот понимаю, что могу вернуть темп в район 11 км/ч. Пожелав питерцу удачи, убегаю вперед. Я решаю на каждой aid-станции выпивать воды с поваренной солью (она лежала на столиках в упаковках по 2 г). Мне это помогает, но скорее психологически. Судороги по-прежнему меня терзают,

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи, пожалуйста, авторизуйтесь

00:53, 9 Октября 2010
Леш , нереальные какие то впечатления от твоего отчета. Колоссальные эмоции и трезвое перечисление параметров гонки, мощность, скорость. Фантастика то? что ты сделал.
И написал об этом так, что ощущаешь невероятный драйв гонки.
Я точно уверен что буду пытаться сделать это. !!
Жди меня IRONMAN!!!!!

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи, пожалуйста, авторизуйтесь

00:59, 9 Октября 2010
Вить, спасибо тебе, дорогой за позитивную оценку
я и не сомневаюсь что ты понимаешь каким трудом это все вымучено
В следующем году в Айронмены джем тебя, Даню и доброго !!!

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи, пожалуйста, авторизуйтесь

13:58, 11 Октября 2010
Леша, очень динамичный отчет. Как-будто сам там побывал. Надеюсь, что когда-нибудь смогу написать о таком же опыте :)

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи, пожалуйста, авторизуйтесь

14:00, 11 Октября 2010
Batman, мало того, что ты показал невероятный результат, ты еще и описал так, что хочется прямо сейчас зарегистрироваться (к счастью, мы с Андрюхой уже в списке). Ты монстр, и тебе огромный респект и уважуха! Буду ежемесяно перечитывать этот отчет, чтобы мотивироваться. И спасибо за кучу практических советов - ты как всегда первопроходец и источник знаний. Еще раз поздравляю.
Отдельный привет и поздравление Васе - мы много тренировались вместе, и я знаю, как он ждал этого события. Здорово, что ты будешь с нами в следующем году, твой опыт будет удерживать нас от предстартовой истерики :)

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи, пожалуйста, авторизуйтесь

00:14, 12 Октября 2010
Миш, спасибо за теплые слова. А по поводу твоего титула у меня уже давно сомнений нет! Ты еще всех нас порвешь - ты самый молодой.

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи, пожалуйста, авторизуйтесь

00:21, 12 Октября 2010
Speedy, я однозначно поеду поддержать тебя и Андрюху и, возможно, со мной будет Танюха и Макс. Мы все будем за вас болеть! Главное, guys, please stay injury free!!! как мне за 9 месяцев перед стартом говорил Джон Кэллос. Кстати, именно он мне сказал в прошлом декабре: "никаких двух лет подготовки! 9 месяцев и ты на старте! Главное фокус и ты сделаешь это!" Вы с Андрюхой это уже и так знаете. Bon courage!

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи, пожалуйста, авторизуйтесь

06:59, 1 Декабря 2010
Алексей, огромное спасибо за отчет! Готовлюсь к IRONMAN Regensburg 2011, Ваш опыт многое добавил в мою подготовку к старту.

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи, пожалуйста, авторизуйтесь

Яндекс.Метрика