Почему профессиональные триатлеты остаются в спорте до 40 лет?

TRILIFE.RU >
3796
0
2016-01-15T10:00:00+03:00
Зачем и как профессиональные триатлеты продолжают тренироваться после сорока? Слово двукратному чемпиону мира Тиму Де Буму.


Можно ли говорить о том, что сегодняшние профессиональные триатлеты остаются в спорте слишком долго? Ясно, почему на этот вопрос попросили ответить меня – ведь я сам ушел из большого спорта только в 41 год. Однозначного ответа дать невозможно, потому что подойти к вопросу можно с разных сторон. Не вредят ли профессиональные спортсмены сами себе соревнуясь после 30 и 40 лет? В каком возрасте они становятся массовкой в пелотоне и не могут больше соперничать с молодыми? Да просто говоря, не слишком ли долго они остаются?

Это вопрос возникает потому, что всё больше «старых спортсменов» выходят на старты растущего числа гонок. И не только в триатлоне. В прошлом году Крис Хорнер выиграл одну из самых престижных и тяжелых велогонок в мире «Тур Испании» в возрасте 41 года, и клянется, что силен, как прежде. Пейтон Мэннинг в 37 лет играл в «Супер Боул» после операции на шее. В следующем году он планирует возвращаться в спорт.

Профессиональные спортсмены продолжают показывать хорошие результаты на очень высоком уровне даже в зрелом возрасте. Они отодвигают рамки возможного, поставленные прежде их ровесниками. Поэтому им лучше задать немного другие вопросы, вместо того, чтобы вопрошать «Не слишком ли долго они не уходят?».

Сначала разберемся почему спортсмены откладывают свой уход из большого спорта. Одно из самых тяжелых решений, которое приходится принимать профессиональным спортсменам в своей жизни – это когда повесить на гвоздь кроссовки. Когда мне было 25, я представить себе не мог, что буду выходить на старт в 32. Когда я занял второе место на Гавайях в 2000, подумал: «Если бы я смог ее однажды выиграть, я бы ушел счастливым человеком». Когда я в третий раз пытался завоевать чемпионский титул в 2003 году, мне удалили камень из почек, и я поклялся больше никогда не выходить на старт. Но только восемь лет спустя, в возрасте 41 года, я наконец ушел.

Почему я не остановился раньше? Сейчас проще оглянуться назад и понять, зачем я продолжал. На это было несколько причин, по которым, я думаю, многие спортсмены продолжают соревноваться и сегодня. Я искренне любил триатлон. Сложно представить другую работу, которая бы подталкивала меня к новым границам, как физическим, так и моральным, год за годом и день за днем. Также там наверняка было самодовольство и страх. Эмоциональная связь со спортом, которому я посвятил свою жизнь, была настолько сильной, что остаться было проще, чем уйти. Жизнь и личность многих профессиональных спортсменов определена спортом, и поэтому отпустить его бывает сложно. Я бы сравнил это с разводом после двадцати лет совместной жизни.
Тем не менее, для меня и, может быть, для всех профессиональных спортсменов, самая главная причина таилась в явлении «еще разок». Еще один рывок, еще один хороший результат. Неважно, случится он или нет, неважно, оценят ли мое усилие, желание попытаться «еще разок» имеют все профессионалы спорта.

Неплохо задать и такой вопрос: Как «старые спортсмены» могут отодвигать возрастные рамки и достойно соперничать с молодым поколением спортсменов?
Успех триатлета зависит от многих факторов. От силы, скорости, выносливости, правильных тренировок, питания, восстановления и опыта, и это далеко не все. Ближе к 40 годам сила и скорость, понятно, снижаются, но выносливости еще хватает. Насколько ее хватит? Это граница, которую старшие спортсмены пытаются нащупать, делая все, что могут, чтобы повернуть время вспять для своего стареющего организма. Самое главное изменение, которое приходится вносить – это изменение тренировочных нагрузок. Когда мне было далеко за 30 я растянул свой тренировочный план с семи на десять дней. Я мог проводить те же тренировки, необходимые для поддержания хорошей формы, но нагрузку распределил иначе, чтобы дать себе больше времени на восстановление.

Старшие спортсмены также должны использовать самые последние спортивные техники. Я добавил себе в расписание еженедельный массаж глубоких тканей. Болящие мышцы я восстанавливал в ледяных ваннах и носил медицинские компрессионные ботинки, иногда до, и обязательно после каждой тяжелой тренировки. Наконец, старшие спортсмены должны особенно тщательно следить за своим питанием и экипировкой, потому что с каждым годом их организм меняется, телу становится сложнее адаптироваться. Каждый год я проверял регулировки велосипеда, даже если не имел никаких жалоб. Также я постоянно следил за новыми подходами к тренировкам и интересовался последними новинками в области спортивного питания.

Это наводит нас еще на один вопрос о старшем поколении профессиональных спортсменов: выходить на старт в 40 лет это новая норма? Будет ли большинство нынешних 20-ти и 30-летних триатлетов соревноваться, когда им перевалит за 40?

Я начал чувствовать свой возраст лет в 35. Но наш биологический возраст, как говорится, всего лишь число. Важнее то, что я называю «триатлонный возраст». На момент, когда мне исполнилось 35 лет, я занимался триалоном уже 15 лет, еще важнее то, что все 15 лет я проходил «Айронмены». Многие из старших триатлетов сегодня имеют сравнительно меньший «триатлонный возраст», чем я. Большинство из них в спорте такое же время, но длинные дистанции начали проходить ближе к 30 годам. Их «молодость» позволяет им соревноваться с более молодыми спортсменами на длинных дистанциях.

К сожалению, так же как старшие спортсмены удлиняют свою карьеру за счет сокращения дистанции, молодые спортсмены всё чаще выходят на старт длинных дистанций и стареют быстрее.

В мои времена серии Ironman 70.3 еще не было. Было всего две «половинки» для профессионалов – Вайлдфлауер и Санта-Крус, которые к тому же выпадали на один день. Мы были ограничены олимпийками и одним, двумя «Айронменами» в год. Олимпийки требуют сил, но все же несравнимо меньше, чем «половинки» и длинные дистанции.
Все изменилось с развитием гонок серии 70.3 и введением квалификационных очков. Я вижу спортсменов, которые за год проходят две, три, а то и четыре «половинки» и по два, три «Айронмена». Мне интересно, отдают ли они себе отчет в том, что это за дистанции, как на них реагирует организм и сколько времени они уже в этом спорте.

Сейчас в триатлоне нет межсезонья. Месяца не проходит без крупного старта. Гонка за очками или допуском на чемпионаты превращает спорт в беспрерывный цикл, в котором не остается времени на продолжительные периоды восстановления, необходимые для того, чтобы оставаться здоровым, не потерять азарта и желания соревноваться. В других видах спорта (а также в сериях ITU) период без соревнований предусмотрен самой организацией. Я каждый год давал себе пару месяцев на отдых и тем самым продлил себе «триатлонную молодость».

Молодым нужно задуматься о том, чтобы сократить объемы, если они хотят оставаться в спорте столько, сколько нынешние взрослые профессионалы. Возможно они не думают, сколько им еще предстоит соревноваться, и в каком состоянии окажется их организм по завершении карьеры. Одно ясно, что если не сократить количество тяжелых стартов в своем расписании, никакие компрессионные ботинки, чудо-батончики и супер велосипеды не спасут их в сорок лет.

Короче говоря, возраст в котором профессионалы уходят на пенсию, не так важен. Это решение никому не дается просто. Кто-то точно рассчитает свои силы и уйдет сразу после того, как достигнет еще одного рубежа. Думаю, что последняя победа Марка Аллена на Коне в возрасте 37 лет была прекрасным завершением его карьеры.
Кто-то будет пытаться сделать «еще разок» и осечется. Крег Александр прекрасно выступил на гонках в 2011 и 2012 годах, заслужил титул чемпиона мира в серии 70.3, получил третий чемпионский титул Ironman на Гавайях, выиграл первый Ironman Melbourne, устанавливая по ходу дела рекорды. Однако усилия, потребовавшиеся для этих побед наверняка увеличили его «триатлонный возраст» и привели к точке невозврата.
Крисси Веллингтон ушла, когда все ждали от нее новых побед на чемпионате мира. Наверное, все ее гонки были настолько трудны физически, морально и эмоционально, что она достигла предела всего за несколько лет карьеры.

У каждого спортсмена есть предел достижений. Это конечное число и с каждой, не обязательно суперважной, гонкой оно уменьшается. Я уверен, что спортcмены, которые соревнуются в 30 и 40 лет рады подольше оставаться в деле. Я знаю, со мной так было. Только я был также рад, когда наконец остановился, даже не достигнув того, что мечтал сделать «еще разок». Кто-то скажет, что я мог еще посоревноваться, но думаю, мне уже достаточно.
Источник

Читайте также: Возраст и спорт

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи, пожалуйста, авторизуйтесь

Яндекс.Метрика