Ударим триатлоном по кризису! Интервью Виктора Жидкова

TRILIFE.RU >
1151
0
2015-02-09T20:33:48+03:00
Спорт может помочь справиться с жизненными проблемами и кризисом? Как успевать заниматься спортом, работать и уделять время семье? Когда в России пройдет первый Ironman? На эти вопросы в прямом эфире видеоканала Pravda.Ru ответил председатель правления инвестиционного банка "Веста", основатель клуба "Трилайф", спортсмен-триатлонист Виктор Жидков.


— Виктор, вы давно занимаетесь триатлоном?
Осознанно я занимаюсь, наверное, года четыре. Еще года полтора до этого были попытки заниматься. Сейчас я осознаю, что мы делали достаточно много каких-то хаотичных движений для того, чтобы подготовиться к старту. Но когда я осознал, то действительно начал готовиться правильно и грамотно. Это случилось только после того, как провалил этот старт и пришел к своему нынешнему тренеру с просьбой научить меня проходить эту дистанцию грамотно.


— Как вы пришли в этот спорт? Что побудило, подтолкнуло заниматься триатлоном?
Очень много сделал мой друг Алексей Панферов, с которым мы вместе работали. Просто невозможно устоять под его напором, эмоциональным воздействием, желанием двигаться вперед. Вместе с ним тебя как-то уносит во всевозможные авантюры, попытки испробовать все новое. Мы играли в футбол, в хоккей, ездили на велосипеде… И вот — вершиной всего этого нашего разнообразного спортивного увлечения стал триатлон. И наверное, я остановлюсь на этом, скорее всего. Ну, а он все продолжает куда-то двигаться.

— Что поменялось с тех пор?
Наверное, проще сказать, что не поменялось. Самое главное, я приобрел какую-то уверенность, мне нравится нынешнее собственное состояние, не только физическое, но и внутреннее. Я понял, что помимо банального зарабатывания денег и построения карьеры, обеспечения своих близких, есть еще какие-то интересы. Общественные, можно сказать. Они тоже приносят очень большое удовлетворение и гармонию. Потому что благодаря триатлону у меня появилось увлечение или какая-то миссия что ли, как не пафосно это звучит. Я стараюсь как можно больше людей увлечь триатлоном, разными видами спорта.

— Сколько человек уже удалось привлечь?
Мы открыли проект "Генеалогия российского триатлона". Людей, которые непосредственно именно благодаря мне пришли в триатлон, не очень много, но все-таки уже более трех десятков. А в целом наш сайт, наше сообщество, мне кажется, вносят весомый вклад в развитие триатлона в России.
По скромным оценкам, наверное, тысячи четыре опосредованно или напрямую стали увлекаться триатлоном благодаря сайту "Трилайф". Очень приятно, что число этих людей и аудитория сайта постоянно растут. Потому что зерна упали в благодатную почву. Наши первые читатели быстро становились и писателями на сайте, потому что очень много людей заводит контент, им хочется рассказать там о своих подвигах, достижениях. Получается, что люди независимо от нас начинают пропагандировать этот спорт, рассказывая просто о себе. Сейчас все чаще появляются статьи в СМИ. Раньше их почти не было и было сложнее. "Трилайф" был одним из небольших источников такой информации, а сейчас таких каналов достаточно много.


— Что представляет из себя типичный триатлет-любитель? Что это за человек?
Наверное, социальный статус здесь не важен. Хотя это все-таки человек, который уже чего-то достиг в жизни. Потому что персональные личностные характеристики людей, увлекающихся триатлоном, связаны с желанием доказать, в том числе самому себе, что есть у тебя — большой потенциал и ты его хочешь реализовать и продемонстрировать это. У многих есть проблема с самовыражением. Люди стремятся как минимум к достижению самоуважения и как максимум — к всеобщей любви и гордостью тобой близких людей.

Формат триатлона дает эту возможность. Можно заниматься триатлоном в легкую, для интереса и разнообразия. Но хороших результатов добиваются люди, которые способны или желающие совершить какой-то поступок, который позволяет сказать: да, я могу. Это может быть студент или бизнесмен.
Конечно, дистанция Ironman является самой высокой вершиной триатлона. Это круто. Да, это пик. Про прошедшего марафон никто не скажет, что это ерунда, тебе повезло, стечение обстоятельств. Это применительно и к триатлону.

Чаще в триатлон приходят люди за 30. Потому что это история, связанная с погружением в себя. А молодежь в силу своего метаболизма живет очень быстро. Молодым людям сложно себя заставить длительно, нудно тренироваться, потому что у них много чего происходит в жизни. Взросление, постоянное узнавание каких-то новых вещей мало сопоставимы с длительными циклическими нагрузками. Молодые выбирают короткий старт. А вот в 30 с плюсом уже можно и нужно остаться наедине с собой после длительной тренировки.

Когда как раз, может быть, кризис среднего возраста наступает, человек начинает задавать себе вопросы: а что я сделал, что мне можно человечеству предъявить, обществу сказать. Наверное, у многих это желание возникает. Я бы не сказал, что есть какие-то финансовые барьеры, хотя многие состоятельные люди увлекаются триатлоном.

Скорее всего, здесь обратная причинно-следственная связь. Они потому и состоятельные, что как раз упорны в достижении цели и пытаются постоянно себя совершенствовать, добиваться новых результатов.

— Три вида спорта в одном. Это сложно?
Это как раз увлекает.

— На подготовку к соревнованиям нужно много времени? Вы сколько тратите?
Я года полтора готовился только к тому, чтобы научиться тренироваться, готовился к триатлону. Я приводил себя просто в порядок, в состояние способности к этим тренировкам. Сейчас я считаю свою физическую форму уже достаточно хорошей. Я, конечно, со своим тренером работаю над тем, чтобы улучшить какие-то результаты. Но в целом мне достаточно поддерживать нынешнее состояние.

Я обычно тренируюсь от 8 до 12 часов при подготовке к соревнованиям. А сейчас — всего 8 часов в неделю. Так что это не пугающие цифры.

Вообще, я считаю, что 8 часов в неделю — это та грань, когда спортивные нагрузки помогают, в том числе и в основной работе. Помогают, тонизируют, дают добавочную, так сказать, стоимость, когда вы трудитесь где-то еще. Объем тренировок, переваливающий за эту вот величину, уже сродни профессиональному спорту.

Здесь нужно отдавать себе отчет, что нужно больше времени на восстановление. Все это может сказаться на эффективности основной работы. Поэтому нужно для себя решить, что важней в вашей жизни, какие у вас приоритеты.

Кто-то их смещает на какое-то время для того, чтобы показать более качественный результат. Кто-то, как я, останавливается на этом, потому что не нужно впадать в крайности и считать, что эта тренировка — основное твое занятие, а все остальное должно быть подчиненно этому. Нет. Есть семья, работа, все нужно успевать делать.

Я очень много времени трачу на оперативное управление банком и очень много времени хочу тратить на своих детей. Поэтому у меня такой оптимальный, на мой взгляд, объем тренировочного времени. Поэтому я справляюсь со всеми делами.

— Семья как-то поддерживает?
Семья, конечно, поддерживает. Хотя здесь всегда есть конфликт интересов. Моя семья очень довольна моей формой. Семья радуется за меня, когда я финиширую с хорошими результатами. А без тренировок не получится результатов. Поэтому семья относится достаточно спокойно к тому, что я пропадаю на тренировках. И я стараюсь это делать незаметно, когда они либо еще спят, либо уже спят. Близкие люди не должны от этого страдать. Если им нужно ваше внимание, то это, безусловно, должно быть приоритетом.

Раньше я тоже отдавал приоритет тренировкам, потом жалел жутко, когда стал копаться в этом всем и понял, как я нужен семье. Понятно, что здесь — такая тонкая грань, как понять, действительно это так или нет. Но лучше, наверное, пропустить. Тем более, что очень мудрый тренер говорит простые вещи: ничего страшного, если ты пропустишь тренировку, но хуже будет, если на тренировке будет плохое психологическое состояние, ты будешь чувствовать угрызение совести.

Надо правильно чувствовать и определиться, что в данный момент важнее. Сначала мы, конечно, делаем ошибки, сначала у нас есть эйфория — вперед, много, чтобы лучше, быстрее. Наверное, с опытом становишься мудрее и понимаешь. Молодые тренируются много, они восстанавливаются быстрее, а с возрастом люди становятся опытные. Они берут этим опытом в конечном итоге.

— Каким вы видите свой клуб и российский триатлон лет через пять лет?
Я думаю, что наш клуб немножко трансформируется в некое сообщество. Потому что мы со своей моделью клуба "Трилайф", наверное, уже переросли такую клубную идею. Все большее количество людей не хочет себя идентифицировать с таким большим количеством триатлетов, какая-то локализации необходима. Может быть, это будут триатлонные команды, входящие в городские триатлонные клубы, и так далее.

Мы, наверное, будем выполнять всю ту же миссию пропаганды в электронных СМИ, где можно рассказать о себе, о том, что ты смог сделать, преодолеть, просто рассказать о своей дороге к Ironman.

Там будет очень много информации о том, как начать. Вообще мы хотим, чтобы как можно больше информации было именно для новичков, чтобы первый барьер вхождения во всю эту историю был снижен. Ну, и плюс такая платформа для этого клубного объединения. Будут какие-то рейтинги, будут всевозможные нюансы, связанные с индентификацией Ironman, айронменов, людей, которые имеют много стартов.

Мы постараемся их результаты визуализировать. Возможно, эта платформа, сообщество будут представлять интересы триатлетов России на каком-то, даже государственном, уровне.

— А когда будет в России первый Ironman?
Я думаю, в трехлетней перспективе, возможно. Вся проблема упирается в то, что нужна очень четкая гарантия власти, что они готовы за год до этого старта выполнить все необходимые обязательства, местные органы власти должны на себя принять обязательства. Пока, к сожалению, этого понимания нет. У нас слишком много факторов, которые могут изменить что угодно. Начиная от движения первых лиц по городам, улицам или водам и заканчивая просто сменой каких-то чиновников. Плюс экономическая ситуация тоже вносит свои коррективы.

— Она уже внесла. Люди, вместо того, чтобы ехать за границу, сейчас ищут российские старты.
Это здорово. Потому что этот спрос все равно сформирует предложение. В конечном итоге сейчас очень хорошая ситуация для того, чтобы действительно правильно взглянуть на экономику и на социальную, в том числе спортивную жизнь. Когда власти муниципалитетов видят снижение спроса, им надо бороться за то, чтобы к ним приехали какие-то атлеты.

Я, конечно, забегаю вперед, потому что эта трансформация создания должна пройти через какое-то время, но это такая логика развития событий. Все старты Ironman проходят не в крупных городах. А небольшой город Кальмар с удовольствием принимает четыре тысячи туристов. Они поселятся, оставят деньги в магазинах и ресторанах, дадут работу огромному количеству местных жителей, и это очень приветствуется властью.

Вот я считаю, Сочи, Казань, Санкт-Петербург — это три города, которые могут провести Ironman, потому что действительно есть многие предпосылки. Сочи, конечно, феноменальный кластер для проведения спортивных силуэтов. Но там тоже не все так просто, да.

Там тоже много интересантов разных, много всяких согласующих организаций. Кто-то понимает, кто-то не понимает, у кого-то есть желание сделать это как-то своеобразным образом. Трудностей хватает. Но я думаю, что со временем это все неизбежно наладится.
Загрузка плеера


Источник "Правда.ru"

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи, пожалуйста, авторизуйтесь

Яндекс.Метрика