Мир «железного» триатлона глазами Максима Крята

TRILIFE.RU >
1316
2
2014-12-10T10:30:40+03:00
Интервью специально для центра спортивной реабилитации Smart Recovery.

Максим, начну с самого банального вопроса, но без него обойтись нельзя. Как ты попал в «железный» триатлон?
Максим: В первую очередь, хочу поблагодарить за проявленный интерес к триатлону и ко мне лично. В триатлон я попал через велоспорт. Мой тренер по велоспорту был вынужден сменить место работы. А к другому тренеру в той секции, где я тренировался, идти не хотел. Руководствовался в то время сугубо интуицией, так как было мне всего лишь 15 лет. Мой отец тогда очень хорошо знал нескольких триатлетов из нашего города. Один из них, Ищук Игорь Александрович, предложил мне попробовать триатлон- и одновременно стал моим первым тренером.
Вот я пробую его по сей день! (смеется)

После того как ты финишировал в своем первом «железном» старте не было мысли: зачем мне это все надо? Или такая мысль появилась уже во время марафона?
Максим: Подобных мыслей у меня не возникало. Я долго и планомерно готовился к этому событию. Говорить о том, что я жаждал пройти эту дистанцию – это ничего не сказать. Мой первый тренер поселил эту идею в моей голове с самых первых дней наших занятий. Потому ничего, кроме чувства, что я сделал что-то очень значимое и большое у меня не было. А услышать от комментатора на финише: «Congratulations! You are an Ironman!» - было самым лучшим подведением итогов моей 8-ми летней работы.

Ты много раз финишировал в Ironman. Какой из стартов у тебя любимый? И какой оказался самым сложным и почему?
Максим: Любимым моим стартом является Ironman70.3 St.Croix, Virgin Islands. Многие считают эту половинку самой тяжелой на планете, и считают по праву. Она сочетает в себе все, что только может создавать трудности для триатлета: ветер, рельеф, влажность, жару и даже побитый асфальт. Я эту гонку называю « Карибский Ад», по аналогии с именитой велогонкой Париж-Рубэ (Северный Ад). Даже мой первый Ironman во Флориде показался мне проходной гонкой по сравнению с этой половинкой.
Самый сложный старт? Их несколько. Но я расскажу про один. Это был открытый чемпионат Америки в 2012-м году. На пятой миле я потерял на «лежачем полицейском» флягу с 15-ю гелями (практически все мое питание на вело-этап), а предстояла тяжелейшая борьба за призовое место до последних метров дистанции. Это было принципиально важно для моей карьеры, поэтому надо мной давлел еще и очень сильный психологический фактор. В тот год мы с тренером запланировали отбор на Чемпионат Мира одним, именно этим, стартом. Мне необходимо было обязательно попадать в ТОП-3. Так как состав участников всегда известен заранее, а состав насчитывал 13-ть(!!!) победителей Ironman, мало кто верил в успех нашего плана. И ближе к назначенному дню обстановка только нагнеталась. В случае неудачи я мог потерять большинство своих спонсоров и команду, попросту говоря свою работу. Еще на 23-м километре беговой дистанции я бежал только на 7-й позиции без видимых перспектив на продвижение по местам вперед, но я отдал все свои силы и смог отобраться в Кону. Тот марафон останется навсегда в моей памяти как одна из ключевых моих побед над самим собой.

648850b61f7060395be04150a8bad400.jpg

Кстати, ты постоянно участвуешь именно в Ironman. Почему не в Challenge, например? И в чем основное отличие этих серий с точки зрения профессионала?
Максим: Отличие всего одно, точнее два. У серии Challenge нет Коны. Кона – это самый старый и самый сложный Ironman. Это Чемпионат Мира. Это свои многолетние традиции, свои легенды, свои герои. Это атмосфера не похожая ни на одну другую. Это кристально-чистый океан морскими черепахами и дельфинами, экзотическая культура, неповторимые пейзажи, морская здоровая еда, чистый воздух. Это Рай на Земле, который каждый год берут в аренду на две недели триатлеты со всей планеты. Тот, кто туда попадет однажды, обязательно захочет вернуться туда вновь. Подобного старта у Challenge нет, и не может быть в принципе. Вторая составляющая – это титул Ironman. Ironman’ом хочет стать каждый! Ни разу не припомню чтобы кто-то хотел стать Challenge’ром (смеется).

24ceaca99d6bbb5273ee41e755d3f5ba.jpg


Когда ты выступал в «олимпийском» триатлоне у тебя, естественно, был тренер. А когда у тебя появился тренер для подготовки к «железному» триатлону? Кто он? И нужен ли тебе тренер сейчас?
Максим: Мой первый тренер свои лучшие результаты показал именно на полной "железной" дистанции. Думаю, это во многом и определило мою дальнейшую специализацию. В 2009-м году по стечению обстоятельств я вынужден был переехать в США на постоянное место жительство. Там я познакомился с Альбертом Олеговичем Рукосуевым. Это выдающийся отечественный атлет в прошлом, а сейчас не менее успешный тренер. Сегодня без него свою работу я не представляю вообще. Даже в зрелом спортивном возрасте ошибок избежать невозможно. Потому всегда должен быть рядом компетентный наставник, который поможет дельным советом, и обеспечит дружеской моральной поддержкой. Помимо Алека в мой тренерский штаб входят Андрей Глущенко – консультант в плавательной подготовке, Роман Брана – аналитик показателей мощности в велосипедной подготовке, и Вадим Кудалов – консультант по технике бега. С последним я познакомился этой весной в Москве. Вадим мне помог быстро восстановить мои беговые кондиции после почти полугодового посттравматического периода. Кстати, травма коленного сустава свела меня с еще одним замечательным специалистом – Эдуардом Безугловым, который помимо того, что помог мне залечить все повреждения, теперь постоянно мониторит мое состояние здоровья. Без этих людей справиться с задачами, которые ставит на сегодняшний день профессиональный спорт, у меня вряд ли получилось бы.

809d73652bd5247ec452a6b063b56169.jpg


Каждая спортивная дисциплина имеет звезд. Кого ты можешь отнести к звездам Ironman? Кто входит в твой личный Топ-рейтинг?
Максим: Звезд в Ironman много, как на небе. Сейчас очень популярен Кинли. Вчера были популярными Александер и МакКормак. До них были Штадлер, Дэ Бум, Риид, Ван Лирдэ (тот, что Люк) и многие другие. Все они были чемпионами Мира. Каждый из них выигрывал Кону в своем стиле, со своей изюминкой. У меня же, как и у любого подростка, тоже были свои герои. Такими они для меня и остаются по сей день. Это четыре атлета, по одному на каждую специализацию (Ironman, Ironman70.3, ITU, 5150,тогда Olympic non-drafting distance). Первым таким героем был для меня Виктор Земцев. Он первым из наших показал, что выигрывать старты серии Ironman возможно,тренируясь в обыкновенных условиях. Витя зимние сборы тренировался в Донецке, весной выезжал в Ялту на велосипедный сбор, а летом выигрывал Ironman Austria, и так три раза подряд. Второй мой кумир детства – это Иван Ранья. Вопреки всеобщему мнению о его слабой велосипедной подготовке, он блестяще выиграл Чемпионат Европы в Карловых Варах, на тот момент это была самая сложная велосипедная трасса в серии ITU. Сейчас он успешно выступает на железной дистанции. В этом году во все той же Австрии он преодолел 8-ми часовой временной барьер. Третий мой кумир – это Грег Беннетт. Он на протяжении 10-ти лет не знал себе равных на олимпийской дистанции с запрещенным драфтингом. Он в один год выиграл пять из пяти самых престижных олимпиек на американском континенте. И последним в этом списке назову Михаеля Райлерта. Его можно по праву считать самым сильным половинщиком за всю историю этой серии, что не мешает ему оставаться скромным и дружелюбным парнем.

В велоспорте есть четкая иерархия- победа в " Тур де Франс" престижнее победы даже в Олимпиаде. В футболе ценность Кубка Мира несоизмерима ни с чем. В Ironman победа в Чемпионате Мира в Коне бесспорно самая престижная. А есть ли разница в победах в других стартах? Все Ironman одинаково престижны? Есть ли свой " Большой Шлем"?
Максим: Помимо Коны в Ironman всегда ажиотаж вокруг результатов Франкфурта, Аризоны, Ниццы, Австрии и Кордальена. Сейчас корпорация WTC ввела континентальные чемпионаты, где разыгрывается большое количество квалификационных очков. Потому «Большой Шлем» только формируется, а будет он скорее всего следующим: Мельбурн, Бразилия, ЮАР, Техас и Франкфурт. Все идет к тому, что более 60% путевок на Кону в скором времени будут распределяться именно на этих стартах.

Принято считать, что в профессиональном спорте друзей не бывает. Тем не менее исключения бывают из любого правила. С кем из соперников у тебя сложились наиболее теплые отношения?
Максим: Айромэнщики по своей природе очень дружелюбные. Я не помню ни одного громкого негативного заявления кого-то в чей-то адрес.
Самые теплые отношения у меня сложились с Витей Земцевым. Достаточно будет сказать, что свой второй титул в Австрии в 2003-ем году Витя выиграл на моем велосипеде, а в 2009-ом году свой первый айронмэн я закончил вторым на его велосипеде

После дисквалификации к Ironman начал присматриваться великий и ужасный Лэнс Амстронг- он успел даже выиграть две половинки. Но ему запретили выступать и в триатлоне. Как ты думаешь, чего бы он мог добиться на " железной" дистанции?
Максим: Легко и сложно одновременно рассуждать если бы да кабы. Армстронг безусловно эталон целеустремленности, выдержки и профессионализма. Все эти качества одни из ключевых в нашей дисциплине. Уверен, что он выжал бы максимум из своих возможностей. Что из этого получилось бы, к сожалению, мы никогда теперь не узнаем.

Мне кажется, что элитные тритлеты зарабатывают достаточно серьезные деньги. При этом в " олимпийке" конкуренция запредельная. Почему же так мало переходов действительно топовых " олимпийцев" в Ironman?
Максим: Слишком большой риск. Если половинка с олимпийкой еще как-то похожи. То Ironman и олимпийка – это совсем два разных вида спорта. Здесь нужен совсем другой подход, другие тренировки, другие психологии и философия. На самом деле много олимпийцев пробуют свои силы в половинках и полных айронмэнах. Просто внимание публики заостряется только на тех, у кого это получается хорошо. Победитель, как известно, один. Потому и кажется, что их немного. Никто не смотрит обычно протоколы дальше 10-х мест.


Венцом карьеры любого проатлета можно считать победу в Коне. Для этого должно сойтись множество факторов. Что кажется тебе наиболее важным? Вряд ли чемпионы мира на голову сильнее физически своих конкурентов. Может дело в психологии, тщательности подготовки? Фармакологическом обеспечении? В чем?
Максим: Фактор успеха здесь комплексный. Но самый важный из них – самопожертвование. Атлет должен отказаться просто от всего, включая большое количество стартов. Все победители и призеры Коны стартовали не чаще трех-четырех раз в год Коны- и это включая половинки. В случае неудачи атлет теряет практически весь свой годовой доход. На такой риск способен пойти далеко не каждый.

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи, пожалуйста, авторизуйтесь

19:07, 17 Декабря 2014
Отличное интервью!
Понимаю что фраза "Атлет должен отказаться просто от всего, включая большое количество стартов." в том числе очень сильно применима и к любителям, поставившим цель отобраться на Кону...

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи, пожалуйста, авторизуйтесь

21:51, 17 Декабря 2014
интервью интересное, но вызывает ряд вопросов.

самый главный: Атлет должен отказаться просто от всего, включая большое количество стартов

в соседних видах спорта таких как шоссе или кантри у топовых гонцов ОЧЕНЬ много стартов, в районе 80-90 гоночных дней в году у шоссейников и около 50-и у кантрийщиков и денежные ставки там на порядок выше.

и к серьезным стартам гонщики подводятся через многодневки, к примеру, нормальная тема готовиться к ЧМ через Вуэльту, а Вигго будет готовиться к часовому рекорду через Джиро

Может Фрум с Контадором не знают чего-то, о чем знает только Максим Крят?

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи, пожалуйста, авторизуйтесь

Яндекс.Метрика